20:43 

Оленьке

Иэллэ
" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
1
Тугою струною совьется из листьев
Дождливая осень
И с нас по привычке за летнее счастье
Конечно же спросит.
И все повторится, что б ты не ответил…
Мы все еще дети…
Мы все еще дети, и хочется сказок
О подвигах принцев.
И хочется верить, что правда бывают
Счастливыми лица.
И сердце все рвется наружу из клети…
Мы все еще дети…

2.Друг, любимый и враг
Иэллэ
На каких перекрестках искать твой след,
За какими дождями ступать во мрак?
Может быть, тебя и на свете нет.
Где ты бродишь, мой друг, любимый и враг?
Небо полнится спелым свинцом грозы.
Расскажи мне мой ветер, как вышло так,
Что горят пожаром слезы росы,
Где прошел мой друг, любимый и враг.
В час, когда спят леса, и луна бела,
Я просила у ночи защиты знак,
Колдовской травой заплела слова,
Чтоб вернуть тебя, друг, любимый и враг.

3.Мы с тобой
Иэллэ
Одиночество тонкими нитями
Вышивало небесную высь -
В этой бархатной, звездной обители
Мы с тобою вчера родились.
И, не зная законов создателя,
Потеряли друг друга в лучах.
Нас к земле приковало проклятие
И закон о грядущем молчать.
Но тянулись мы крыльями сизыми -
Полу порванным естеством -
К синеве, порожденной капризами,
Заклеймя ее божеством.
И не поняли глупые, юные,
Раздробившие правду сна,
Что реальность - всего лишь безумие
Постаревшего божества.

4.И снова дождь...
Иэллэ
И снова дождь... Который день подряд
Он поутру стучит в мое окно...
Дождь так настойчив. Люди говорят,
Что скромность он забыл давным-давно,
Да разное болтают по углам
О том, что Дождь не любит никого,
И лишь из сожаленья по утрам
Стучит в мое закрытое окно.
Но я то знаю, он влюблен в меня.
Жаль что ему ответить не могу...
Ведь Дождь боится моего огня,
А я под крышу от Дождя бегу.
И что же делать с этим нам теперь?
Я не могу открыть ему окно,
А он не ходит в гости через дверь...


5.Стихи на асфальте
Иэллэ
На промокших площадях, в пыльных заллах
Безутешно я Вас, сударь, искала,
И писала Вам стихи на асфальте
Белой краской панихиды и свадьбы.
Отыскала... на беду иль на счастье
Я не знала, только рвалось на части
Сердце в клетке не понятнго чувства...
И кричала, и шептала - все пусто.
И любила, и кляла, и молила...
Сколько выжжено до тла...
Сколько было...
Сколько плакала ночей безутешно...
Сколько сожжено свечей в тьме кромешной...
Сколько прожито часов и столетий...
Сколько выброшено слов в годы эти...
Всеравно теперь - костер или плаха...
Не жалейте. Разучилась я плакать.

6.Иэллэ
Весь мир мой заключен в кольцо
Твоих прикосновений и улыбок.
В нем каждый день скрываю я лицо
За маскою, вуалью или книгой.
Не ведаю, порою, что творю,
И что пишу не ведаю порою.
Сон снова оплетает жизнь мою
Ромашкой, хмелем и дурман травою.
Я в нем ищу тебя средь пустоты,
Зову сквозь полуночное безумье...
Но можешь ли мой зов услышать ты,
Узнать мой голос в звуках полнолунья?

7.Как глуп сей мир
Иэллэ
Как глуп сей мир, исполненный печали
И полный неуемной суеты.
И тень твоя стоит в его начале,
А на конце пути одна лишь ты.
И я брожу тобою околдован
По улицам, закованным в бетон.
Но ничего не кажется мне новым.
Как будто я все это знал давно.
И на пути немого подражанья
Я позабыл свое родное я.
И ты из жалости и состраданья
Холодным ветром обняла меня.


8.Без тебя...
Иэллэ
Без тебя я – лишь тень на заплеванной лестнице,
Что ведет от создания мира к исходу.
Что ни день – говорю и пишу околесицу,
И ношу в решете наше хрупкое счастье как воду.
Без тебя я – не я и иначе, как видно, не станется.
Не изменится суть бытия от случайного слова.
Мир, как дед сигаретой, моей пустотою затянется,
Поглядит на меня, помолчит две минуты сурово.
А потом… без тебя… все же стерпится…
Может быть… Или слюбится даже…
А потом… Мир он все-таки вертится,
И в клубке не закончилась пряжа…
Только я, милый мой, без тебя разве выживу?
Разве выдержат плечи усталые ношу Атласа?
Небо рухнет, рассыплется листьями рыжими,
Напевая мелодию старого-старого вальса…

9.Твои слова
Иэллэ
Смени усмешку на улыбку.
Я знаю, ты еще жива.
Все это - глупая ошибка –
Твои слова, мои слова.
Раздал бы с радостью все роли
За теплый свет в твоем окне.
Что проку… все мои герои
Не для тебя… Не обо мне.
Ты веришь разным пересказам,
Но что в них правда, что в них лож?
Триоли заглушают разум.
Как ты живешь? Где ты живешь?
Какая разница, по сути,
Что ты права, что не права.
Придумывать горазды люди
За нас слова.
И вот стою я, как на сцене,
С тобою вновь.
И пишет чей-то светлый гений
За нас любовь.
Пойми, пока еще не поздно,
Покуда ты еще жива,
Что нас разъединяют просто
Его слова.

10.Бездомная кошка
Иэллэ
Потеряй меня. Выкинь в окошко.
Не умею я жить по-людски.
Я всего лишь бездомная кошка,
Та, что бродит по грани тоски.
Та, что ходит ночами беззвучно,
Выбирая, куда насупить.
Та, что ловит отравленный лучик
Синевы. И не может простить.
Отпусти меня. Я не умею
Быть любимой, ласкаться, мурчать.
Я, усевшись на батарею
Буду, глядя в окошко, скучать.
Отпусти, пожалей хоть немножко!
Не умею я жить по-людски.
Я всего лишь бездомная кошка,
Та, что бродит по краю строки.

11.Давай начнем все с конца
Иэллэ
Давай начнем все с конца,
Когда нет смысла жалеть.
Когда все пройдено, прожито, спето.
С того чужого крыльца,
Куда ходили смотреть,
Как бьется бабочкой в пламени лето.
Где звезды падали с крыш,
А ангелы из окна
Так неестественно став наважденьем.
И проходили сквозь тишь,
И оставались, порвав
Нить не обдуманных телодвижений.
Давай забудем о нас.
Отбросим в сторону все,
Что не касается мира и счастья.
И разбежимся на час,
А время все утрясет,
Вбив бирюзовые гвозди в запястья.


12.Тебя зовет печалью Осень
Иэллэ
Тебя зовет печалью Осень
Да плачет сказками моим.
И засыпая ровно в восемь
Ты тихо шепчешь мое имя.
А я иду чужой дорогой,
Ищу тебя в толпе бездушной...
Но в этой золотой тревоге
Мне слишком пасмурно и душно.
Твоя любовь, как кот промокший,
опять мурчит, ко мне ласкаясь.
нет в мире ласки этой горше...
Я все молюсь и в счастье каюсь.
И что с того, что мне вовеки
Быть только эхом твоих песен?
Мир так огромен для калеки,
А для крылатого так тесен...
Ну что же, спи, моя награда,
Мое не сказанное слово.
Остаться я была бы рада,
Но не бывает сна такого,
В котором раз соединивши
Не размыкать бы рук до смерти...
Но мы с тобой всего лишь мыши
В этой безумной круговерти...
Тебя зовет печалью Осень
Да плачет сказками моими.
И просыпаясь утром в восемь,
Ты забываешь мое имя.

13.Растворился в стакане рассвет...
Иэллэ
Растворился в стакане рассвет,
Умерла за окном тишина.
Нас с тобою давно уже нет.
Нас сожрали чужие дела.
И угасла любовь между строк -
В откровениях нету души.
Только новый бессильный рывок
К написанию песен чужих.
Только новый кусок пустоты
И оборванных связей поток.
Потому что весь мир – это ты.
Ты мой самый последний глоток.
А потом толи свет, толи тьма -
Мельтешение лиц и людей.
А потом за окошком зима
Или просто бессолнечный день.
Все равно, веришь мне или нет.
И не в горечи водки беда.
Растворился в стакане рассвет,
Умерла за окном тишина.

14.Усни в моих ветвях, шептала ветру вишня...
Иэллэ
Усни в моих ветвях, шептала ветру вишня.
На белых облаках уже горит закат.
И по ступеням ночь спускается не слышно
И в волосах ее бубенчики звенят.
Усни в моих ветвях. Я никому не выдам
Твоих печальных снов и песен о тоске.
Забудь о том, что там - печалях и обидах –
Все это лишь мираж, рисунки на песке.
Усни, тебя прошу, коснись цветов ладонью.
Пусть легкий аромат напомнит отчий дом.
Я каждый уголок души теплом наполню.
И расцветет душа, что стала вечным льдом.
Усни в моих ветвях, шептала ветру вишня,
Но ветер позабыл совсем, что значит спать.
И мимо пролетел надменно и неслышно,
Сумев с ее ветвей лишь лепестки сорвать.


15.Брожу по этажам...
Иэллэ
Брожу по этажам
Покинутого мира,
А в окна бьет рассвет
Кровавым кулаком.
Он знает все, что здесь
Когда-то с нами было.
Он помнит все, что ты
Забыл давным-давно.
Брожу по этажам,
Осколки собирая.
Стеклянные куски
Дороже чем алмаз.
Они смотрели прочь,
Когда мы шли по краю.
Они гасили свет
Укрывали нас.
Брожу по этажам
Потерянного рая.
Ищу забытый день
В пыли потертых стен.
И поднимаясь в высь
Опять его теряю,
Запутавшись в сетях
Пульсирующих вен.


16.Иэллэ
Когда я стану твердой, словно лед,
И перестану чувствовать и слышать,
Когда врачи прошепчут
- Это все...
Не бьется сердце, легкие не дышат.
Когда меня под землю на века
Уложат спать в белейшем одеяньи,
И молча унаследует строка
Мое безвременное покаянье...
Ты, что бродить останешься один,
Дай обещанье мне, хоть раз в столетье
Придя из недр космических глубин,
Спускаться с синя неба в земли эти
И снова находить меня в чужих
Глазах, прикосновениях и фразах,
И видеть мир кружащий в вихре их,
И жить героем своего рассказа,
И на прощанье по семи ветрам
Развеивать не душу и не тело,
И устремляться каждый раз туда,
Где для тебя моя звезда горела...


17.Песня о птицах
Иэллэ
Недавно мне снились высокие горы.
Мы вместе летели над мертвыми льдами.
И мне показалось, что звезды над нами
Лишь тени, дрожащие в омуте черном.
Тянулись лучи до земли и обратно,
Сплетались и липли к раскрытым ладоням.
Ты остановился. Наверное понял,
Что слишком устал быть как птица крылатым.
И вот ты шагаешь по горным селеньям
И песней о птицах рождаешь надежды,
И хочешь стать снова крылатым как прежде.
Взметнувшись к вершинам гор и наслажденья.
А я заплетаю в пшеничные косы
Закаты, рассветы и лунные ночи.
И сердце речей твоих пламенных хочет,
Ладони касания теплого просят.
Но ты ясной полночью дремлешь беспечно,
А днем, словно радуга, недосягаем.
И я постепенно тебя забываю
На пару минут, на мгновенье, навечно.

18.
Жди и помни меня.
может быть, через тысячу лет
В легких струях дождя
Ты случайно отыщешь мой след.
Может быть, невзначай
Я пройду и ладони коснусь,
Только ты не скучай.
Я однажды вернусь.
Жди и помни меня.
Так хотелось кричать тебе вслед,
Но себя не винят,
В том, что ветер не знает ответ.
Дождь стучался в окно,
Он принес в мою комнату грусть,
Но я знаю одно:
Я конечно вернусь.
Жди и помни меня.
Где крапива с полынью сплелись
В ожерелье огня,
Ветер сердце мое манит в высь.
По дороге в рассвет
Ковылем зарастает земля.
Хоть назад пути нет.
Жди и помни меня.

19.Не смотри мне в глаза
Иэллэ
Не смотри мне в глаза. Все равно я уйду в полнолунье.
Все равно я уйду, растворившись за гранью миров.
Ты меня не ищи. Не носи мое фото к колдунье.
Мы с тобою теперь никогда не увидимся вновь.
Я растаю как дым предрассветный в березовой роще.
Если сможешь – прости, а не сможешь, ну что же теперь.
Просто думаю я, что так будет надежней и проще
Оградить, уберечь твое сердце от горьких потерь.
Не смотри мне в глаза! Все давно решено и не нами.
Все давно решено. Все что было – испито до дна.
Все равно ты меня не удержишь своими слезами.
За ошибки твои получу я награду сполна.
Я не знаю зачем, мне дано это глупое сердце.
Я не знаю за что, так нещадно колотит в груди.
Но истлели дрова и огню больше не разгореться.
Так чего же ты ждешь? Позабудь, отпусти и уйди.
Не смотри мне в глаза.. Все равно я уйду в полнолунье.
Все равно я уйду по заросшей полынью тропе.
Ты меня не ищи. Не носи мое фото к колдунье.
Потому что она ничего не ответит тебе.

20.Тени
Иэллэ
Мы с тобой лишь чьи-то тени,
Светом вдавленные в землю,
Отголоски сновидений,
Строк обрывки, бред осенний.
Нас художник не знакомый,
С наваждениями споря,
Бледным образом влекомый,
Выдумал себе на горе,
Нас писала поэтесса,
Но забросила. Отныне
Я – печальная принцесса,
Ты – блуждающий в пустыне.
Все банально до безумья,
До не сказанного слова.
Нас венчает новолунье,
Полдень разлучает снова.
Не оглядывайся. В бездне
Между мною и тобою
Все померкнет, все исчезнет
Став асфальтом и землею.
Мы с тобой лишь чьи-то тени.
Не мертвы, но и не живы.
Наши чувства – наважденье,
Наши образы фальшивы.
И художник, рисовавший
Наше счастье черной краской,
Тоже был не настоящий.
Тоже порожденье сказки.

21.ночь
Иэллэ
Ночь опять меня подстерегает за углом.
Ночь опять окутала фонарным светом дом.
Что хочет от меня теперь,
Когда в мою стучится в дверь
Рукой озябшей одиночество?
Ночь… Хмельная ночь опять со мною за столом.
И по привычке все болтает не о том:
Опять смеется как дитя,
В любви клянется мне шутя.
И все мрачнее одиночество.
Ночь… Опять застыло время пулей у виска,
И смерть не столько неизбежна, сколь близка.
А я все строю свои замки из песка.
Ночь Опять меня подстерегает за углом.
Ночь… А мне давно уже не важно, что потом.
Ведь наболтавшись на весь год
Она с рассветом вновь уйдет.
Со мной оставив одиночество…
Ночь…

22.Королевна
Иэллэ
В час, когда красавица Луна
Под хрустальный звездный перезвон
В комнату спускается с окна,
Вижу я один и тот же сон.
Будто бы несет меня вода
К берегам, темнеющим в дали.
Почему же наяву сюда
Никогда не ходят корабли?
Там гуляет королевна
Босиком да по волнам.
Землю осыпают снегом
Золотые облака.
Прогуляться бы по небу
Мне с тобою, королевна.
А она была одной из тех,
Что способны в вышине кружить.
Ветер, волю и счастливый смех
Что ее заставило забыть?
Королевна складывает сны,
Заплетая в сказку быль и свет.
И манит меня в края весны –
В те края, которых в мире нет.
И гуляет королевна
Босиком да по волнам.
Землю осыпают снегом
Золотые облака.
Прогуляться бы по небу
Мне с тобою, Королевна.
Встреть меня улыбкой на устах.
Я безумно редкий гость и здесь –
В изумрудных бархатных лесах
Острова на краешке небес.
Ты меня конечно же ждала.
Я тебя конечно же искал.
Только слишком высока цена.
Даже сон стеной меж нами встал.
Не печалься королевна,
Глядя в синий океан.
Заметут печали снегом
Золотые облака.
Я отдам весь мир и небо
За улыбку Королевны.

23.
Звезды тихо звенели над морем,
Отражаясь в печальных глазах…
Почему знак печали и горя
Стал вербеной в твоих волосах?
Почему, несомненно родная,
Ты так близко, но так далеко?
Почему я робею – не знаю –
Перед хрупким и нежным цветком…
Ты жемчужина дальнего края,
Что впитала звон стали и волн.
Ты надежда его не земная
Горьким скованная серебром.
В тонкой вязи узора читаю
Твою боль, твою быль, твою смерть.
Я смотрю на тебя и не знаю,
Как могла ты так быстро сгореть?
Я ему не скажу, не открою
Как я нес тебя в ночь сквозь костры.
Как делил твою лютню с землею
И старался не тронуть струны.
Как сложил на груди твои руки,
В них вложив тонкий гриф и те сны –
Ту жемчужину вечной разлуки,
Что из моря мы с ним принесли.

24.Марионетка
Иэллэ
Пылится в ящике марионетка...
Порвались нитки, ну что поделать?
Истерлась платья цветная сетка
И детям больше до куклы нет дела.
А она была танцовщицей в цирке,
ее портрет рисовал художник,
Но все закончилось - порвались нитки,
А танцевать без них невозможно...
Все же в полную луну
Она танцует ему
И в полуночных лучах
Снова сияет платье...
И в эту полную луну
Она на минуту одну
Коснется его руки
И верит в счастье
А после снова забытый ящик,
И темнота обжигает нервы...
Опять ей хочется быть блестящей
И танцевать для него на сцене.
Но он не помнит ее улыбки
И ходит спать к молодой соседке.
Ну что ж поделать - порвались нитки...
Пылится в ящике марионетка....

25.Свет растворился в сонной тишине
Иэллэ
Свет растворился в сонной тишине.
Я здесь один. На побледневшей сцене
Остались лишь загадочные тени
И отголоски прошлого во мне.
Оркестр отыграл последний такт.
Растаяли смешные лицедеи,
И добрые герои, и злодеи
Покинули застывший полумрак.
Вот слышно как кулисы шелестят.
Все маски сняты, но пустые кресла,
Порою даже не без интереса
На одного меня еще глядят.
И скрип паркета тонок и высок.
Он почему-то робко вторит скрипке,
И пробуждает у теней улыбки
Воспоминаний радужный песок.
Опять волненье кроется в груди,
И первый акт уже отыгран мною,
И тень моя становится иною,
И вижу я мерцанье впереди.
И в шелесте кулис аплодисменты,
И скрипка снова плачет под смычком,
И голоса слышны, но вдруг потом
Все меркнет. Все – пустые сантименты.
Средь призраков нет вешнего огня,
И в полумраке быть не может света.
И тень моя остановилась где-то.
Свет растворился. Вместе с ним и я.

26.Одуванчик
Иэллэ
Я опять распускаю желтые лепестки,
Я опять доверяю солнечному лучу,
А иначе я в миг завяну – умру с тоски.
Мне не страшно обжечься вновь. Я так сам хочу.
И меня не страшат безумные синь и высь.
Я тянусь к ним листами и тоненьким стебельком,
Потому что пушистое солнце кричит : «проснись!».
И оно в каждой крохе пыльцы унесенной шмелем.
А когда лучик солнца станет еще теплей,
Я состарюсь
и буду белее чем первый снег.
Раскидает по свету ветер моих детей,
И они будут спать тихонько в сырой земле.
Прорастая корнями все глубже к ее дарам,
Набирая по капельке силы из талых вод,
Прорываясь росточками в небо, к иным мирам,
Первой зеленью встретят весны приход.

27.Сказка
Иэллэ
Где следы поросли брусникой,
Где туманы встают ночами
Спит царевна свет-Милолика
Под покровом звездной печали.
Вольный ветер молча ступает,
Волны с небом шепчутся тихо,
Сосны грустно ветви качают -
Спи царевна свет-Милолика.
Будит сказку своею песней
Только белый волк не покорный
Он вбегает в терем чудесный,
Он вбегает в терем узорный!
Тычет носом сырым в ладони.
Лижет пальцы, согреть пытаясь.
Толи плачет, а толи воет.
Ищет ласки, не унимаясь.
Он жених был царевне спящей –
Сильный, добрый и очень смелый,
Но, охотясь в сосновой чаще,
Повстречал на опушке деву.
Дева парню шептала страстно,
Что настала ночь, звезды светят…
Он ответил, что нет прекрасней
Милолики на целом свете.
С той поры спит его невеста
В светлом тереме нелюдима.
Укрывает ее завеса
Из лесного прелого дыма.
Лишь, когда зацветет брусника,
Ветер запах цветов развеет,
Вспоминает волк Милолику
И спешит в ненавистный терем.
Раз в три года в ночь полнолунья
Милолика откроет очи,
Но придет седая колдунья
И заклятие пробормочет.
Белый волк встанет у калитки,
Белый волк будет скалить зубы.
Но и он постепенно сникнет,
Потому что и он забудет.
Уведет за собой свобода.
Загорится огнем брусника.
Нелюдима еще три года,
Спи, царевна свет-Милолика.

@темы: собраньице

URL
Комментарии
2012-05-26 в 00:22 

Кто-то ответит на ваши вопросы, а я выслушаю и выскажу своё мнение.
это ответ на все вопросы :)

     

Ветер северных дорог

главная