Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:14 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Все дороги, дороги...
Иэллэ

Все дороги, дороги,
Города, города.
До родного порога
Доберемся когда?
Мать обнимем сердечно -
Как ее не обнять?
заберемся на печку
и устроимся спать,
Чтобы детство приснилось.
Чтобы в клети пустой
Снова сердце забилось
Теплотой, добротой.
Рядом чтоб, на подушке,
Одолев детский страх,
Ночь шептала на ушко
О своих чудесах...
Домик ветхий, сутулый,
Речка в кущах крапив,
Ивы спины согнули,
Косы в воду спустив,
Мотыльки недотроги,
Счастье!
Где ты?!
Когда?!
Все дороги, дороги,
Города, города...

@темы: стихоспам

14:03 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
«ВО ВСЕМ ВИНОВАТА СКРИПКА»
ОТ АВТОРА.
Эти миниатюры не являются пропагандой или чем-то подобным. Это посвящение человеку, сыгравшему значительную роль в моей жизни. Мне лишь хотелось рассказать о своих чувствах, скорее даже выплеснуть все что скопилось и поставить точку. Если нужный человек прочтет эти миниатюры – хорошо, если не прочтет, я тоже не обижусь. В конце концов, я пишу их для снятия напряжения и успокоения нервов, а не потому что хочу вернуть прежние отношения. Просто хочется таки выяснить чем же являются для меня теперь наши отношения.
Замечу для особо чувствительных людей и лиц мужского пола: речь пойдет об отношениях между людьми одного пола. Потому, если вы имеете предвзятые взгляды по этому поводу, пожалуйста, не читайте, а если и прочитали, то не комментируйте. Я пишу в таком ключе, потому как в данном конкретном случае не могу представить, что бы произошло, будь герои стандартной парой. Кроме того, в текстах отражены мои чувства и только мои, а один человек может рассматривать ситуацию только с одной стороны. Потому прошу заранее простить меня за однобокость и однополость.
Ани Ра.
P.S. Хочу так же заметить, что условия и персонажи во многом вымышлены и преувеличены.

Вступление.
За столиком в маленьком уютном кафе завтракал невысокий изящный мужчина. Он был элегантно одет, его светлые прямые волосы были аккуратно зачесаны назад, на безымянном пальце правой руки поблескивало простое серебряное кольцо. На соседнем стуле лежал чехол со скрипкой.
Напротив висел большой настенный телевизионный экран. На нем начиналась какая-то популярная передача. Молодая ведущая с приятной внешностью и не менее приятным голосом рассказывала о современной живописи.
- Сегодня мы идем в гости к знаменитому пейзажисту Сузаку-сану.
Мужчина оторвал взгляд от тарелки.
- Здравствуйте, проходите пожалуйста – Произнес высокий привлекательный мужчина с черными, как ночь непослушными вьющимися волосами. Он улыбался.
- Мы пришли специально, посмотреть вашу студию. – ведущая без умолку болтала – у вас недавно открылась новая выставка. Что вдохновило вас на создание таких прекрасных картин?
- Даже не знаю – рассмеялся художник, открывая тяжелую деревянную дверь – наверное весна..
Затем они с ведущей спустились по лестнице и оказались в просторной комнате с большим окном во всю стену. Комната была забита рамами, картинами, завернутыми в тряпки, красками, кистями и другими вещами, нужными для работы. На стене висела всего одна картина. На ней на фоне заснеженного ночного города был изображен хрупкий светловолосый юноша, играющий на скрипке.
- О, какая восхитительная работа – воскликнула ведущая – кто же на ней изображен?
Сузаку сан посмотрел на картину, затем отвернулся в окно и будто с печальной улыбкой сказал
- Не помню… Это было слишком давно…
- Жаль – улыбаясь сказала ведущая – А не могли бы вы…
Светловолосый мужчина резко встал, оставил деньги за еду, взял скрипку, открыл дверь и растворился в толпе людей, идущих по своим делам.
«Почему ты тогда не сказал «не уходи»?»
«Потому что не услышал «я хочу остаться»»

«знакомство»
Ане-сан открыла дверь. У порога не большой прихожей стоял невысокий съежившийся юноша. Ворот его черного удлиненного пальто был поднят, а поверх него повязан серый пушистый шарф с бахромой на концах. Прямые светлые волосы парня были слегка взъерошены ветром, в них медленно растворялись самые стойкие снежинки.
Юноша тряхнул головой, осыпав хрустальные капельки воды и осторожно шагнул навстречу Ане-сан.
- Здравствуйте – сказал он, взглянув исподлобья - Я звонил вам вчера по поводу съема комнаты . Вы сказали, что чем скорее я въеду, тем лучше…
- О, Ичида-сан, - засуетилась девушка – Заходите, заходите. Могу предложить вам чай или кофе. Пойдемте в гостиную.
Она легким движением двинула в сторону дверь с витражным изображением цветущей сакуры и, сделав приглашающий жест, последовала за гостем.
Первым бросилось в глаза огромное окно. Оно выглядело так, будто на стене висит божественная картина зимнего города. За стеклом шел снег, мерцали огни далеких окон, фонарей и реклам. В мягком приглушенном свете комната казалась частью этой картины.
Рё замер, ощущая, как на кончиках пальцев просыпается музыка. Он сильнее сжал ручку скрипичного чехла и присел на диван, положив скрипку рядом.
Гостиная была совмещена с кухней , где Ане-сан готовила чай, немного звеня посудой. Юноша облокотился на спинку дивана и продолжил смотреть в окно.
- И так, Ичида Рё-сан. Вы желаете въехать в комнату, что я вам предлагала.
Голос Ане-сан оторвал Рё от сладкого предвкушения новой мелодии. Юноша вздрогнул.
- А? Да. – пробормотал он, удивленно глядя на хозяйку квартиры – Простите, я толко с поезда. Наверное меня утомил переезд.
- О, нет. Все в порядке – засмеялась девушка –просто я хотела бы решить этот вопрос как можно быстрее. Завтра вечером мне нужно уехать на полгода по работе за границу. Не хотелось бв оставлять братишку одного.
- У вас есть младший брат?
- Что-то типа того… - поморщилась Ане-сан – Но что же мы обо мне да обо мне. Может выо себе расскажете – засмеялась она.
- кхм… Я Ичида Рё. Мне 23 года. Приехал из небольшого городка учиться на композитора. Искал жилье по ближе к университету, наткнулся на ваше объявление и позвонил. Честно говоря, думал, что за ту цену, которую вы предложили, квартира будет иной..
- Простите, цена слишком высока?
«скорее наоборот» подумал Рё
- Я не разбираюсь в риэлторских делах, да и квартира братишкина.
- Что? Как же вы тогда сдаете комнату? – удивился Рё.
- Ну, он сказал, что не против, если сосед станет ему позировать. Он художник. Не думаю, что он станет вам докучать. Коу много работает и редко покидает комнату. Поэтому, пожалуйста, позаботьтесь о нем…
- Что? – Рё был слегка возмущен. - Вы могли просто нанять домработницу и решить все проблемы разом.
-Не вышло… - Анэ-сан устремила печальный взгляд в чашечку чая. Только сейчас Рё заметил, что она по настоящему красива, будто дорогая фарфоровая кукла. На ней небыло макияжа, но несмотря на это ее светлая кожа создавала нежное мерцающее сияние . Тонкие черты лица, миниатюрное телосложение, вьющиеся светлые волосы, золотыми потоками спадающие по плечам, маленькие мягкие ладошки – все это придавало хрупкости и беззашитности. Она взяла чашечку двумя руками а неожиданно серьезно посмотрела на Рё.
-пожалуйста. Он же не уживается ни с одной женщиной кроме меня. Хоть у него куча поклонниц, все они любят только его внешность или талант. Но ведь он – это не только талант и внешность…
Рё был заворожен. С каждой секундой разговора Ане-сан завоевывала его сердце и поглощала разум. Он уже не слушал, что она говорила. Он уже забыл, что минут пятнадцать держит в руках чашечку чая. Его внимание поглощали движения складочек ее светлого свитера, пока она ставит чашечку на стол, собирает волосы в косу, поворачивается к окну, вздыхает, затем снова поворачивается к нему и смотрит.
И вот они смотрят друг на друга…
- А. простите… - Рё резко отвернулся и нахмурился.
- Нет. Это вы простите. Не стоило мне обременять постороннего человека. – она печально улыбнулась и снова посмотрела в чай.
- Я согласен – неожиданно для себя выдал Рё.
- Оу… - Ане-сан удивленно приподняла брови – Вы уверены?
- Да. - Сказал Рё и хмуро посмотрел в окно.
- что ж, тогда заключим договор и я покажу вам комнату.
Рё успешно вписал нужные данные туда, куда указывал изящный пальчик Ане-сан, предварительно внимательно ознакомившись с условиями договора.
запись создана: 15.01.2015 в 11:36

@темы: посвящения, О.О, 18+

14:03 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Знакомство 2
Квартира с утра показалась не такой просторной и волшебной, как вчера. Наверное сказывался недосып.
В комнате Рё не было никакой мебели кроме стола и стула. Пришлось спать на полу, закутавшись в одеяло, которым щедро поделилась божественная Анэ-сан. Юноша рассчитывал провести ночь в гостинице, но почему-то вчера не хотелось уже никуда идти. Он играл на скрипке, рассказывал истории, Анэ-сан смеялась и попивала чай.
Когда истории кончились, пошли смотреть квартиру. Она оказалась двухэтажной. Из гостиной вели две двери: одна в прихожую, другая на лестницу, ведущую на второй этаж.
Самой первой на втором этаже была дверь в комнату Коу. Она была большая, деревянная, с тяжелой ручкой. Анэ-сан пояснила, что ручка, чтобы стучать если что, но лучше этого не делать.
Следующая дверь была в комнату Рё – дверь, как дверь – ничего особенного.
Затем двери в ванную, туалет, кладовую и дверь в комнату Анэ-сан.
После знакомства со вторым этажом пошли знакомиться с первым, но было уже так поздно, что отправились спать. И вот сутра заспанный Рё выполз в гостиную.
На журнальном столике, за которым они вчера пили чай лежала записка.
«Прости Рё-кун. Пришлось уехать раньше. Приготовь что-нибудь себе сам или закажи из ресторана. Звонили из службы доставки. Твои вещи будут к 12ти.
Конэ Анэ.»
Рё осмотрелся. Со вчерашнего вечера ничего не изменилось, разве что комната стала светлее. На диване в открытом чехле лежала скрипка…
Ичида натянул конский волос на смычке, любовно взял скрипку за гриф и приставил к левому плечу. Прошелся пальцем по струнам, подстроил их и заиграл простенькую детскую мелодию. После пары куплетов понял, что проголодался, положил скрипку в чехол и отправился в кухню.
Не найдя в холодильнике ничего съестного собрался и отправился за продуктами. До 12ти было еще три часа.
Он не ожидал, что так быстро проголодается снова, ведь по пути из магазина умял аж две булочки со сладкой начинкой. Пришлось готовить. Рё замучился искать посуду, устроил бардак, разгреб бардак, наступило двенадцать часов.
В дверь позвонили. Разглядев в глазок грузчиков юноша открыл дверь, забрал свои коробки, рассчитался и наконец-то приступил к приготовлению обеда.
Когда все было почти готово и по квартире разносился нежный аромат теплой свежей еды, Рё услышал неизвестные шорохи, но опрометчиво не придал этому значения, и на него опустилась тень.
Тень густо пахло краской и сигаретами. Она опутала плечи Рё и тихим низким голосом на ухо произнесла
- А-тян, С чего это ты готовишь?
- Я… - Юноша почувствовал раздражение.
- А-тян, ты что, постриглась? И выросла? И стала плоской?! – облапав Рё тень резко отскочила в сторону, жестко сверкнула синими глазами и, приняв позу бойца, произнесла
- Куда ты дел А-тян?...
Потом Рё долго объяснял, что он теперь здесь живет, что Анэ-сан уехала по работе, оставив ему ключи, показывал документы и так далее.
Тень, хмуро опустившись на диван сверлила Юношу взглядом.
Разденься – Приказала она. Рё было начал стягивать свитер, но…
- Что?! – Возмутился он, нахмурив брови.
Тень неожиданно очаровательно улыбнулась, встала, положила еды в тарелку и довольно бормоча поползла к себе в комнату.
Выйдя из ступора, Рё вдруг ощутил, что его щеки безумно горят. Юноша сел есть, ворча и хмурясь.
Он вымыл за собой посуду, вещи отнес в комнату, и присел на диван отдохнуть. Был уже вечер и чарующее окно с зимним городским пейзажем навевало сон…

@темы: О.О, 18+, посвящения

14:19 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
На ромашковом поле просыпаются зори
Лучи словно ленты утру в косы вплетают.
Облака обнимают голубые просторы.
Да с волшебною песней жаворонки взлетают.
На ромашковом поле хоровод ветер водит –
Тихой музыкой лета становятся травы.
Еле слышно ступая по земле, счастье бродит
Раздавая улыбки людям вольным и равным.
Поднимаясь не смело, новый день как младенец
Первый шаг к нам на встречу делает осторожно.
Просыпается солнце, обнимает любя нас
И в этот сказочный миг кажется все возможным.
В городах многолюдных и безмерно усталых
Так давно не случалось мне бродить на рассвете.
На ромашковом поле свое сердце оставлю,
А за место него, пожалуй возьму сны эти.

@темы: стихостпам

10:51 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
В мире, где каждый третий пишет стихи
Искренность Звезд
В мире, где каждый третий пишет стихи,
Каждый пятый - романы,
Трудно заставить себя не свихнуться от чепухи
И пустоты в карманах.

В мире, где двадцать процентов "против", другие - "за"
Равенство и свободу,
С каждым днем все труднее смотреть в глаза,
Радоваться восходу.

В мире, где в каждом десятом проснулся Бог,
В каждом первом проснется.
Мы отчего-то ищем во всем подвох,
Прячем глаза от солнца.

@темы: Оленька, иногда мне что-то нравится

16:35 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Пишу стихи.
Они, словно роза ветров:
Первая строчка - северный ветер,
Вторая - восточный ветер,
Третья - южный ветер,
Четвертая - западный ветер.
Я все страдала, что разучилась летать,
Ан нет. Вот они, крылья.
Вижу их тени полосками на листе,
Переплетением женского и мужского,
Жара и холода, комьями звездной пыли.
Вот бы расправить и вновь дотянуться ладонями
До чернильного неба,
И там, среди звезд, распахнуть свое сердце -
Стать маяком для других,
Блуждающих в этих лесах.
После же стать чьим-то ветром
И быть чьей-то строчкой на бумажном листе.
Пишу стихи.
Точно ребенок
Делаю первые шаги
По хрустальной лестнице в верх.
Ступени - вдребезги.
Я разучилась ходить
Или дышать?
Сотни осколков сыплются -
Это ли не звездопад?
Странная осень легла мне на плечи
И тянет вниз.
Сотни осколков сыплются -
Это край или глупый каприз?
Шаг - день, Шаг - ночь -
Это волна вздымается вдалеке.
И не помочь.

@темы: стихоспам

16:26 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Строит мне глазки на старом фото брошеный пес -
Добрые сказки, старые маски - все не всерьез.
Я тебя помню. я научилась помнить людей
По возгоранию и угасанию в ладонях звезд.
Все это было, все это будет только с тобой.
Мир разбивают вдребезги люди. Мне не впервой.
Что ты притих, ожидая касания желанных рук?
ты же бездомный - бойся желаний, вой на луну.
я может после вынесу хлеба и молока.
Будем бродить по небу нос к носу, в руке рука.
только не думай... Все как и прежде - в дом не зову.
Ты же бродячий - питай надежду. вой на луну.

@темы: стихоспам

12:06 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Трое путников въезжали в солнечные скалы. Опасные тропы, вырезанные прямо в скале, не сулили ни чего хорошего, потому путники решили спешиться. Их проводник сказал конечно, что путь в город не опасен, но отвесный обрыв с одного края тропы не внушал доверия.
Между скал прокрадывались рассветные лучи. Каждый такой луч вызывал на поверхности скал золотое свечение, растекающееся по миру, словно вода.
Кони шли медленно, и только цокот их копыт нарушал сокровенную тишину. И вот подул легкий ветер, он ворошил песок, и мелкие камушки, открывая отверстия огромной природной флейты. Скалы запели.
Элэни шла, озираясь по сторонам, не глядя под ноги. Поэтому Фьярра крепко держала ее за руку. Рэйвэн щурился. Ему был непривычен столь яркий свет, потому он тоже держался за Фьярру. И только Фьярра, рожденная в пустыне радовалась и свету, и относительно открытой местности, и твердой почве под ногами. Эти скалы казались ей на столько родными, что она не понимала, почему прежде ей не доводилось бывать здесь.
И вот к полудню издали показался город. Вырезанные в скалах дома, просторные улицы, ступени, ворота и самое высокое здание – храм плачущей девы. Город был отделен от мира огромной пропастью, через которую были перекинуты подвесные мосты с четырех дорог. У каждого моста стояла стража группами по четыре человека. Они досматривали багаж, оружие, документы. У того моста, к которому вышли путники стояла очаровательная девушка фьярвинской внешности. Ее длинные огненно рыжие кудри развевал ветер, руки были сложены на груди, простое льняное платье трепетало.
-добрый день. – произнесла она, когда путники подъехали ближе. – Я ждала вас вчера. Что так задержало путников?
- А кто вы, собственно, чтобы нас ждать? – поинтересовалась Фьярра так учтиво, как могла. На что девушка одарила ее восхитительной саркастической улыбкой и произнесла, обращаясь к Элэни
- следуй за мной, владыка ветра. Мне велено сопровождать тебя в городе.
Элэни посмотрела сначала на вскипевшую злостью Фьярру, затем на Рэя, пустившего слюну, при виде огненной красотки и шагнула вперед.
Они прошли по мосту и вошли в город. Рэйвэн не отлипая, что-то рассказывал их сопровождающей, а Элэни с Фьяррой плелись позади.
-Он всегда так реагирует на девушек? – нарушила напряженное молчание Элэни.
- Нет. – ответила Фьярра – только на тех, которые принадлежат роду фьярвинов.
- О. – сказала Элэни. – Я и не знала, что он фьярвиннский бабник.
-Теперь знаешь.. – процедила сквозь зубы Фьярра .
- и как же ты к этому относишься?
-Никак.
Элэни вопросительно посмотрела на собеседницу
- Я вообще не отношусь к тем девушкам, которые ему нравятся. – ворчливо пояснила Фьярра – я отношусь к тем, которые будут шляться с ним по лесу и зимой и летом, распивать дешевое русалочье вино и горланить песенки не пристойного содержания.
- а что, у него и таких много? – удивилась Элэни, за что была одарена на столько пронзительным взглядом, что решила больше не задавать Фьярре вопросов хотя бы до вечера.
Они шли широкими улицами, поднимались все выше и выше по массивным ступеням, и вот пришли к великому храму плачущей девы, на самый высокий пик города. Оттуда город был виден как на ладони, огромные четыре скалы, усеянные ажурными узорами домов и улиц носили на своих спинах людей, казавшихся из далека такими маленькими, что можно было принять их за муравьев. На вершине каждой скалы был фонтан, и по улицам в проделанных нишах струилась чистейшая вода. Внизу виднелись цветущие сады и зеленые парки, но чем выше были дома, тем меньше зелени их окружало и тем ближе друг к другу они располагались. Но больше всего Элэни радовалась ветру, на столько свежему и прохладному, что дух захватывало. Он приветствовал ее на тайном, только им двоим понятном языке и ее сердце ликовало, радовалось столь приятной встрече.
У входа в храм их ждали служители культа, на Элэни тут же велели надеть церемониальный плащ и сопроводить ее к пророчице.

@темы: сказка од одуванчике

11:29 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Ты будешь бродить по дорогам чужим, пока не забудешь мой лик.
Ты будешь слагать оды другим дочерям этой земли.
А я – вышивать
Небесную гладь,
Ночь в косы сплетать,
Закат провожать,
Тебя вспоминать и ждать.
Ты будешь молиться чужим богам, пока не забудешь своих.
Но ночью, сквозь сон, видеть в облаках просторы родной земли.
А я буду петь,
Свечою гореть,
Свет в нити свивать,
Луну вышивать,
Тебя вспоминать и ждать.
А когда ты станешь ночным огнем на бескрайнем шелке небес,
Позабудешь свет, позабудешь дом, позабудешь тех, с кем был здесь,
Ты пообещай
мой путь освещать,
Серебряный свет
Мне в песни вплетать,
Меня за собою звать.
Мы будем бродить по дорогам земли, пока не настанет час,
И люди, которых мы встретим в пути, придумают сказки о нас.
Так пой же колдун,
Звучанием струн
В сиянье луны
Дари людям сны,
Пока еще живы мы…

@темы: написательство, сказка об одуванчике

09:10 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
ТЫ снова блуждаешь по вечной земле, и имя тебе человек
Но длится счастье твое до тех пор, пока не выпадет снег.
Только затянется небо холодной свинцовой мглой
Ты станешь северным ветром и будешь рядом со мной.
Ты снова поешь мне песни, а струны гитары кричат
О том, что не быть нам вместе как тысячу лет назад.
Ты подожди не много я стану пеной морской,
Ты станешь северным ветром и будешь рядом со мной.
Я тебе открою секрет, пока все другие спят.
Зима не будет длиться сто лет, и оберегать тебя.
И ты снова человеком пойдешь до края земли
Чтоб отыскать незнакомку, которую ты любил…
Но только просыплет небо хрупкий хрустальный снег,
Ты станешь северным ветром и вновь вернешься ко мне.

@темы: стихоспам

17:38 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
В небольшой зале у раскрытого кона сидела линьярка. По ней не было ясно, стара она или молода. Ее синие глаза были полны тепла и света, пепельные волосы струились по плечам и падали на пол мягкими волнами, чуткие пальцы легко орудовали иглой. Она вышивала по льну синие лесные колокольчики и напевала старинную мелодию. Вокруг нее сидели девочки и тоже вышивали.
- к нам гости. – сообщил сопровождавший Дэльвига мальчишка.
Линьярка взглянула в их сторону и, улыбнувшись, продолжила вышивать.
«наверно не узнала» подумал Дэльвиг «конечно, прошло столько лет…». Мальчишка открыл перед ним следующую дверь и Дэльвиг с натянутой улыбкой прошел в нее. Эта дверь вела в не большую комнату, в которой стояли: заправленная кровать, старое кресло, укрытое тканым гобеленом, и небольшой стол.
- Располагайтесь - сказал мальчишка и Закрыл за собой дверь.
Дэльвиг подошел к не большему окну и, открыв его створы, глубоко и жадно вдохнул воздух. Так он постоял немного, размышляя о чем-то своем, а потом плюхнулся в кровать и уснул. Ему снились давно прошедшие дни, но теперь это было приятно и сладко, проживать еще раз то, что так старался забыть. Эти воспоминания казались ему дороже всех драгоценностей мира, еще бы она вспомнила его…
В саду, в который выходило его окно, щебетали птицы и благоухали цветы, а еще в этот ранний час там гуляла она, и Дэльвиг, словно застенчивый мальчишка, наблюдал из-за плотной занавески за ее изящным, хрупким силуэтом, слегка подсвеченным только проснувшимся солнцем. Она всегда улыбалась ему тепло и нежно, но никогда не говорила ни слова, из-за чего Дэльвиг безумно страдал вот уже вторую неделю пребывания в ее доме. Он даже как-то раз подкараулил ее сутра в саду, попытался завести разговор, но она, как всегда мило улыбнувшись, прошла мимо. И с тех пор Дэльвиг не предпринимал более попыток говорить с ней, он только наблюдал из окна, как на рассвете она собирает цветы в саду, а если она смотрела в его сторону, прятался за льняную занавеску.
И вот, когда он в очередной раз проснулся ни свет ни заря, чтобы по любоваться утром во всех его прелестях, и подошел к окну, она стояла прямо за стеклом и смотрела на него. Сначала Дэльвиг слегка опешил, но быстро пришел в себя и открыл створы.
- ты как всегда пунктуален – сказала она с улыбкой
- а ты прекрасна – ответил он
- не стоит – грустно сказала она – ты ведь знаешь, сколько мне лет. Я уже давно не девочка, которая купится на красивые слова. Знаешь, ты тогда ушел из Лаоринна, я думала на войну.
- Нет – ответил он – я ушел из Лаоринна, чтобы война не пришла к тебе.
- ты неповторим, Аур, сколько лет прошло, а ты не изменился.
- зачем меняться? - беспечно улыбнулся он. – может зайдешь, поговорим, вспомним прошлое?
- давай лучше ты ко мне, а то я знаю вас коормаиров…
- ничего ты не знаешь – насупился он и выскочил в сад.
Она была так близко, но так далеко. Он никак не мог спросить, нашла ли она кого себе за столь долгий срок или нет.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

11:47 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
«Те, что создали земли от реки Тирин и далее пришли с небес, на упавшей звезде. Это уже потом их стали звать богами, отождествлять со стихиями, а изначально звали их Гольдемар, Линианэ, Иллиор и Ирриатэ. Они были похожи на нас телом , но звались иначе. И мы боялись их, потому как отличались они то нас не только названием , но и душей. С помощью духа своего они могли подчинять себе землю, огонь, воду, ветер, а после и людей, таких как мы, не сведущих в силах природы. Но все имеет свой срок и даже богам, пришедшим с небес, приходится уходить туда, где им место. И боги ушли, а те, что подчинились им и смогли овладеть каплей силы их, прозвали себя избранными народами и возгордились властью своей. Лишь не многие из них чтили законы данные богами, другие же писали нашу историю, не помня законов этих. Но придет день и тайное станет явным. Врата откроются истинным потомкам богов и впустят на землю, родную их предкам и предкам их предков.»
Древний фолиант сильфаров .
Храм смотрителей плачущей девы.
- Мы должны посадить его на престол сильфаров любой ценой. Иначе мы не удержим силы коормаира . – Декламировал пожилой жрец - те что живут в глубинах моря нам не помогут. Их не заботит наша судьба.
- Что если он не станет принимать нужных нам решений? – прозвучало из зала.
-так или иначе, он будет принимать решения, а мы постараемся извлечь из них пользу для нашего города.
- не проще ли собрать монатки и отправиться в морские глубины? Там огромные территории и пища и простор – все рядом. И коормаир не интересует то что под водой. Мы спасемся сами и спасем наших детей от голода и смерти.
- нет – ответил жрец – мы должны остаться. Здесь мы сможем затаиться, а если пойдем через сильфарские леса можем попасть под горячую руку коормаиров. Вот тогда точно ни кто не выживет, или еще хуже, станет коормаирским пушечным мясом. Нужно остаться. Такова воля плачущей девы.
Толпа волновалась. Люди выкрикивали свои мнения и сомнения. Ляянэ смотрела на своего супруга пронзительно горько. Он был коормаирцем, а это значило, что он должен уйти из города. Она хотела последовать за ним, но он сказал, что это опасно и попросил не ждать его домой сегодня вечером и после тоже. И как можно быстрее забыть . они вдвоем ушли с площади перед храмом, по бродив по городу вернулись домой и просидели в тишине до вечера. Когда пришла пора прощаться, он взял ее за руку, вложил в ладонь тоненькую веточку с белыми цветами и ушел. Она даже не успела сказать ему, что ждет ребенка.
Конь плелся медленно, а всадник не следил за дорогой, лишь задумчиво теребил хрустальную сережку. Дэльвиг все никак не мог понять, почему после встречи с Ири ему вот уже пятую ночь снится этот сон. Там, у колодца в волшебном лесу, он будто встретил призрак из прошлого, и вот тетерь прошлое все чаще и настойчивее наступало на пятки.
Ири велела вернуться в Лаоринн и найти свою дочь, но Дэльвиг решил повременить с воссоединением семьи и отправился по следам троих путников к солнечным скалам.
Он надеялся, что нагонит их раньше, чем они доберутся до Дорэи и ее стражей, но его конь уже около получаса насыщался благодатной травой на облюбованной им полянке, а Дэльвиг все никак не мог решить, куда ему направиться. Ему все больше казалось, что он чего-то ждет, и это было странно. Но еще более странным было то, что Дэльвиг не помнил этого места и не понимал, чего тут ждать. И вот, ближе к вечеру, он решил хотя бы найти себе укрытие на ночь, но тут ветви нависавшие перед огромным валуном отодвинулись и на поляну вышла хрупкая черноволосая девушка с большими серыми глазами и тонкими чертами лица. Она была одета в льняное платье, вышитое знаками Древнего коормаирского рода Даарн и тонкой серебряной вязью оберегов плачущей девы. Увидев Дэльвига, она приглашающее отодвинула ветви, скрывавшие проход , и замерла в ожидании. Взяв за узду объевшегося коня, Дэльвиг вошел в темный коридор. После дневного света тьма казалась совершенно непроглядной, даже пугающей, но девушка уверенно пошла вперед, не обращая внимания на мрак, царивший в коридоре.
Через час ходьбы коридор вывел их к подземному озеру с чистой как хрусталь водой. Дэльвигу показалось, что в воде отражаются звезды и он с надеждой посмотрел вверх. Но там ему открылось еще большее чудо – Весь каменный свод был усыпан маленькими светящимися крапинами и жилками.
-Что это за место? – просил он шепотом
- Это озере Мэлью – озеро слез. – сказала незнакомка – во времена войны в эте пещеру приносили сильфаров и линьаров и даже фьярвинов и коормаиров, чтобы оплакивать их тела. Плачущих было так много, что из их слез образовалось озеро и дева Линиан благословила его положив на его до свою хрустальную слезу.
- Линиан?
- В огромном мире ее зовут плачущей девой – уточнила незнакомка. – мы - потомки тех, кто пришел сюда в надежде найти защиту от войны.
- но война кончилась много веков назад.
- Нет. Война идет, пока жив последний из сыновей Ириатэ – Уверенно сказала она, - а пока война идет, лабиринт будет расти, поглощая наш мир.
- наверное самое время спросить как тебя зовут. – решил сменить тему Дэльвиг.
- Ляянэ…
Мир остановился. Дэльвиг слышал как стучит его сердце, как этот звук заглушает все другие звуки…
-Ляянэ Даарн. – произнесла девушка, и добавила, увидев вытянувшееся выражение лица Дэльвига – я полукровка. Мой прадед – коормаир Даарн Аур.
Дэльвиг попытался что-то сказать, но так и не смог и они продолжали путь в тишине, пока края каменного коридора не очертили лучики золотого света.
- Вот мы и пришли. – С улыбкой сказала она - Добро пожаловать в солнечные скалы.
Еще тогда, в дни своей бурной юности, Дэльвиг удивлялся красотам земель сильфаров, их величественным городам, построенным в гармонии с природой, их изящным храмам, поющим в ветреную погоду. Но города солнечных скал он не видел никогда, и теперь, оказавшись на его окраине, он стоял, не понимая, сон это или реальность.
Весь город цвел и сиял теплым мягким золотым светом, между узкими улочками по каналам, аккуратно вырезанным в камне, струилась чистейшая вода, дома стояли на большем удалении друг от друга, около каждого из них был небольшой садик, в каждом садике цвели разные диковинные растения и росли деревья. Улочки были чистыми, горожане бродили спокойно, улыбались друг другу и приветливо общались. В парке, мимо которого проходил Дэльвиг, весело щебетали птицы, играли уличные музыканты и радостно бегали дети. «Вот он какой, мирный город» - думал Дэльвиг, подходя к дому своей внучки.
- Элэйэ, Маим! – крикнула Ляянэ и на порог дома выбежали Двое пострелят, похожих друг на друга как две капли воды. – я пойду к Дорэе, а вы проводите гостя в дом.
- Сделаем – дружно улыбнувшись ответили ребята. И Дэльвиг не успел заметить как один из мальчишек забрал из его руки поводья, а другой распахнул перед ним деревянную дверь.
-Милости просим, Дядя.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

09:14 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Помнишь, как мы с тобой стали бродячими кошками?
Вышли за дверь и уже не сумели вернуться домой.
Где ты теперь? Я сижу под твоими окошками,
Жду, когда ты будешь снова на веки со мной.
Помнишь, как нас разлучали дороги далекие,
Серые псы сторожили у входа в нору.
Ты отбивалась от них, как всегда одинокая,
Я просто думала, что на рассвете умру.
Но жизнь идет и посильно задачи решаются.
Может и нам уж пора перестать путать след?
Все, что сбылось, только к лучшему в мире сбывается.
Что-то давно мы с тобой не видались. Привет.

@темы: Стихоспам

19:49 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Рэно. Когда-то Дэльвиг рассказывал Элэни печальную сказку о владыке ветров Элэнлэссэ. и там звучало это имя, только Элэни теперь ни как не могла вспомнить кто же это был такой, Рэно. Дэльвиг еще говорил, что это было семь веков назад, когда еще существовали четкие границы между народами и не было людей, таких как она - без способностей к покорению стихии. И вот теперь это имя всплыло через семь веков существования мира.
- надо спросить Рэя, когда Фьярра отлучится. - подумала она. Но Фьярра ее опередила.
- Рэй, ты ведь чистокровный коормаир, скажи, Рэно, кто это?
- Миф - сказал печально Рэй. - Это самый великий властитель моего народа. Именно он завоевал народ ветров и сверг их короля. Я восхищался им в детсвте, когда мать рассказывала мне сказки о го походах.
- Тогда почемутот Черный упомянул о нем? - включилась в разговор Элэни.
- Не знаю ответил Рэй, наверно Это просто Человек с похожим именем, не может же быть, чтобы владыка Рэно Тиар дожил до наших дней. - сообщил Рэй. - Коормаиры живут долго, но не вечно.
Так они рассуждали всю дорогу от ночлега, пока не вышли из леса на открытое пространство. Впереди зеленел луг, за ним виднелась небольшая деревушка, а за ней высилось светящееся чудо - солнечные горы.
- Вот мы и пришли - Заявил Рэй - Давайте переночуем в деревушки и завтра двинем в горы, как мне сказали нас там ждут.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

17:21 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Что-то новое новое ли?
Может старое тянет за плечи?
Просит «голову поверни,
Прежде было на много легче.».
ты идешь, обернувшись туда,
Где мелькают забытые лица,
Не знакомые города,
По весне перелетные птицы…
И идешь, спотыкаясь.
Увы…
Наступаешь на прежние грабли,
Ударяешься об углы,
Понимаешь что люди правы.
И опять наполняясь тоской
Кратковременных воспоминаний
Ты на миг забываешь о той
Что была тебе так желанна.
Что-то новое новое ли?
Ты глядишь ей в глаза ежедневно,
Но не видишь ответной любви
И твоя угасает мгновенно.

11:43 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
когда твои слова мне звездами ночными
Дорогу перестанут освещать,
Когда я буду знать, что твое имя
Не сможет цепь сомнений разорвать
Что станется со мной?
Что сбудется с другими,
Когда я позабуду твое имя?

@темы: стихоспам

13:16 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
На твоих берегах пепел и тлен,
Серый песок преданных снов.
На твоих берегах ветер измен
Снова с собаками ищет любовь…
Она – последняя синяя птица
Она боится твоих рук.
Ведь ты снова бросишь ее в темницу
О клетку биться в темном углу.
На твоих берегах времени нет –
Все в один день, все в один час.
И думаешь, ты покорил свет,
На самом же деле лишь извел нас.
Смотри, последняя синяя птица
До смерти боится твоих рук.
Ведь ты снова бросишь ее в темницу
О клетку биться в дальнем углу.
Так открой же глаза, глупый король,
Что натворил – не изменить.
Сила вовсе не значит что ты герой,
Если ты не умеешь ее смирить.
Видишь, последняя синяя птица
До смерти боится твоих рук.
Ведь ты… Ты же бросишь ее в темницу
О клетку биться в темном углу.

@темы: стихоспам

11:58 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Опять трепещет на ветру свеча.
Молчит мой собеседник зазеркальный –
он видит сны о будущем, о дальнем,
Но не расскажет ни чего сейчас.
А я ловлю его улыбки тень,
Мне предсказаний о судьбе не надо.
Его присутствие – моя награда.
И я прошу, не начинайся, день!
Он, знаю, ждет когда сквозь волшебство
Давно утерянных воспоминаний
Из прошлых жизней и чужих скитаний
Узнаю наконец ее лицо
И имя назову в ночной тиши.
Но луч рассвета, образы стирая,
Шепнет: «Прости, твоя судьба иная.
Забудь о прошлом, новым днем дыши!»

@темы: стиоспам

20:43 

Оленьке

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
1
Тугою струною совьется из листьев
Дождливая осень
И с нас по привычке за летнее счастье
Конечно же спросит.
И все повторится, что б ты не ответил…
Мы все еще дети…
Мы все еще дети, и хочется сказок
О подвигах принцев.
И хочется верить, что правда бывают
Счастливыми лица.
И сердце все рвется наружу из клети…
Мы все еще дети…

2.Друг, любимый и враг
Иэллэ
На каких перекрестках искать твой след,
За какими дождями ступать во мрак?
Может быть, тебя и на свете нет.
Где ты бродишь, мой друг, любимый и враг?
Небо полнится спелым свинцом грозы.
Расскажи мне мой ветер, как вышло так,
Что горят пожаром слезы росы,
Где прошел мой друг, любимый и враг.
В час, когда спят леса, и луна бела,
Я просила у ночи защиты знак,
Колдовской травой заплела слова,
Чтоб вернуть тебя, друг, любимый и враг.

3.Мы с тобой
Иэллэ
Одиночество тонкими нитями
Вышивало небесную высь -
В этой бархатной, звездной обители
Мы с тобою вчера родились.
И, не зная законов создателя,
Потеряли друг друга в лучах.
Нас к земле приковало проклятие
И закон о грядущем молчать.
Но тянулись мы крыльями сизыми -
Полу порванным естеством -
К синеве, порожденной капризами,
Заклеймя ее божеством.
И не поняли глупые, юные,
Раздробившие правду сна,
Что реальность - всего лишь безумие
Постаревшего божества.

4.И снова дождь...
Иэллэ
И снова дождь... Который день подряд
Он поутру стучит в мое окно...
Дождь так настойчив. Люди говорят,
Что скромность он забыл давным-давно,
Да разное болтают по углам
О том, что Дождь не любит никого,
И лишь из сожаленья по утрам
Стучит в мое закрытое окно.
Но я то знаю, он влюблен в меня.
Жаль что ему ответить не могу...
Ведь Дождь боится моего огня,
А я под крышу от Дождя бегу.
И что же делать с этим нам теперь?
Я не могу открыть ему окно,
А он не ходит в гости через дверь...


5.Стихи на асфальте
Иэллэ
На промокших площадях, в пыльных заллах
Безутешно я Вас, сударь, искала,
И писала Вам стихи на асфальте
Белой краской панихиды и свадьбы.
Отыскала... на беду иль на счастье
Я не знала, только рвалось на части
Сердце в клетке не понятнго чувства...
И кричала, и шептала - все пусто.
И любила, и кляла, и молила...
Сколько выжжено до тла...
Сколько было...
Сколько плакала ночей безутешно...
Сколько сожжено свечей в тьме кромешной...
Сколько прожито часов и столетий...
Сколько выброшено слов в годы эти...
Всеравно теперь - костер или плаха...
Не жалейте. Разучилась я плакать.

6.Иэллэ
Весь мир мой заключен в кольцо
Твоих прикосновений и улыбок.
В нем каждый день скрываю я лицо
За маскою, вуалью или книгой.
Не ведаю, порою, что творю,
И что пишу не ведаю порою.
Сон снова оплетает жизнь мою
Ромашкой, хмелем и дурман травою.
Я в нем ищу тебя средь пустоты,
Зову сквозь полуночное безумье...
Но можешь ли мой зов услышать ты,
Узнать мой голос в звуках полнолунья?

7.Как глуп сей мир
Иэллэ
Как глуп сей мир, исполненный печали
И полный неуемной суеты.
И тень твоя стоит в его начале,
А на конце пути одна лишь ты.
И я брожу тобою околдован
По улицам, закованным в бетон.
Но ничего не кажется мне новым.
Как будто я все это знал давно.
И на пути немого подражанья
Я позабыл свое родное я.
И ты из жалости и состраданья
Холодным ветром обняла меня.


8.Без тебя...
Иэллэ
Без тебя я – лишь тень на заплеванной лестнице,
Что ведет от создания мира к исходу.
Что ни день – говорю и пишу околесицу,
И ношу в решете наше хрупкое счастье как воду.
Без тебя я – не я и иначе, как видно, не станется.
Не изменится суть бытия от случайного слова.
Мир, как дед сигаретой, моей пустотою затянется,
Поглядит на меня, помолчит две минуты сурово.
А потом… без тебя… все же стерпится…
Может быть… Или слюбится даже…
А потом… Мир он все-таки вертится,
И в клубке не закончилась пряжа…
Только я, милый мой, без тебя разве выживу?
Разве выдержат плечи усталые ношу Атласа?
Небо рухнет, рассыплется листьями рыжими,
Напевая мелодию старого-старого вальса…

9.Твои слова
Иэллэ
Смени усмешку на улыбку.
Я знаю, ты еще жива.
Все это - глупая ошибка –
Твои слова, мои слова.
Раздал бы с радостью все роли
За теплый свет в твоем окне.
Что проку… все мои герои
Не для тебя… Не обо мне.
Ты веришь разным пересказам,
Но что в них правда, что в них лож?
Триоли заглушают разум.
Как ты живешь? Где ты живешь?
Какая разница, по сути,
Что ты права, что не права.
Придумывать горазды люди
За нас слова.
И вот стою я, как на сцене,
С тобою вновь.
И пишет чей-то светлый гений
За нас любовь.
Пойми, пока еще не поздно,
Покуда ты еще жива,
Что нас разъединяют просто
Его слова.

10.Бездомная кошка
Иэллэ
Потеряй меня. Выкинь в окошко.
Не умею я жить по-людски.
Я всего лишь бездомная кошка,
Та, что бродит по грани тоски.
Та, что ходит ночами беззвучно,
Выбирая, куда насупить.
Та, что ловит отравленный лучик
Синевы. И не может простить.
Отпусти меня. Я не умею
Быть любимой, ласкаться, мурчать.
Я, усевшись на батарею
Буду, глядя в окошко, скучать.
Отпусти, пожалей хоть немножко!
Не умею я жить по-людски.
Я всего лишь бездомная кошка,
Та, что бродит по краю строки.

11.Давай начнем все с конца
Иэллэ
Давай начнем все с конца,
Когда нет смысла жалеть.
Когда все пройдено, прожито, спето.
С того чужого крыльца,
Куда ходили смотреть,
Как бьется бабочкой в пламени лето.
Где звезды падали с крыш,
А ангелы из окна
Так неестественно став наважденьем.
И проходили сквозь тишь,
И оставались, порвав
Нить не обдуманных телодвижений.
Давай забудем о нас.
Отбросим в сторону все,
Что не касается мира и счастья.
И разбежимся на час,
А время все утрясет,
Вбив бирюзовые гвозди в запястья.


12.Тебя зовет печалью Осень
Иэллэ
Тебя зовет печалью Осень
Да плачет сказками моим.
И засыпая ровно в восемь
Ты тихо шепчешь мое имя.
А я иду чужой дорогой,
Ищу тебя в толпе бездушной...
Но в этой золотой тревоге
Мне слишком пасмурно и душно.
Твоя любовь, как кот промокший,
опять мурчит, ко мне ласкаясь.
нет в мире ласки этой горше...
Я все молюсь и в счастье каюсь.
И что с того, что мне вовеки
Быть только эхом твоих песен?
Мир так огромен для калеки,
А для крылатого так тесен...
Ну что же, спи, моя награда,
Мое не сказанное слово.
Остаться я была бы рада,
Но не бывает сна такого,
В котором раз соединивши
Не размыкать бы рук до смерти...
Но мы с тобой всего лишь мыши
В этой безумной круговерти...
Тебя зовет печалью Осень
Да плачет сказками моими.
И просыпаясь утром в восемь,
Ты забываешь мое имя.

13.Растворился в стакане рассвет...
Иэллэ
Растворился в стакане рассвет,
Умерла за окном тишина.
Нас с тобою давно уже нет.
Нас сожрали чужие дела.
И угасла любовь между строк -
В откровениях нету души.
Только новый бессильный рывок
К написанию песен чужих.
Только новый кусок пустоты
И оборванных связей поток.
Потому что весь мир – это ты.
Ты мой самый последний глоток.
А потом толи свет, толи тьма -
Мельтешение лиц и людей.
А потом за окошком зима
Или просто бессолнечный день.
Все равно, веришь мне или нет.
И не в горечи водки беда.
Растворился в стакане рассвет,
Умерла за окном тишина.

14.Усни в моих ветвях, шептала ветру вишня...
Иэллэ
Усни в моих ветвях, шептала ветру вишня.
На белых облаках уже горит закат.
И по ступеням ночь спускается не слышно
И в волосах ее бубенчики звенят.
Усни в моих ветвях. Я никому не выдам
Твоих печальных снов и песен о тоске.
Забудь о том, что там - печалях и обидах –
Все это лишь мираж, рисунки на песке.
Усни, тебя прошу, коснись цветов ладонью.
Пусть легкий аромат напомнит отчий дом.
Я каждый уголок души теплом наполню.
И расцветет душа, что стала вечным льдом.
Усни в моих ветвях, шептала ветру вишня,
Но ветер позабыл совсем, что значит спать.
И мимо пролетел надменно и неслышно,
Сумев с ее ветвей лишь лепестки сорвать.


15.Брожу по этажам...
Иэллэ
Брожу по этажам
Покинутого мира,
А в окна бьет рассвет
Кровавым кулаком.
Он знает все, что здесь
Когда-то с нами было.
Он помнит все, что ты
Забыл давным-давно.
Брожу по этажам,
Осколки собирая.
Стеклянные куски
Дороже чем алмаз.
Они смотрели прочь,
Когда мы шли по краю.
Они гасили свет
Укрывали нас.
Брожу по этажам
Потерянного рая.
Ищу забытый день
В пыли потертых стен.
И поднимаясь в высь
Опять его теряю,
Запутавшись в сетях
Пульсирующих вен.


16.Иэллэ
Когда я стану твердой, словно лед,
И перестану чувствовать и слышать,
Когда врачи прошепчут
- Это все...
Не бьется сердце, легкие не дышат.
Когда меня под землю на века
Уложат спать в белейшем одеяньи,
И молча унаследует строка
Мое безвременное покаянье...
Ты, что бродить останешься один,
Дай обещанье мне, хоть раз в столетье
Придя из недр космических глубин,
Спускаться с синя неба в земли эти
И снова находить меня в чужих
Глазах, прикосновениях и фразах,
И видеть мир кружащий в вихре их,
И жить героем своего рассказа,
И на прощанье по семи ветрам
Развеивать не душу и не тело,
И устремляться каждый раз туда,
Где для тебя моя звезда горела...


17.Песня о птицах
Иэллэ
Недавно мне снились высокие горы.
Мы вместе летели над мертвыми льдами.
И мне показалось, что звезды над нами
Лишь тени, дрожащие в омуте черном.
Тянулись лучи до земли и обратно,
Сплетались и липли к раскрытым ладоням.
Ты остановился. Наверное понял,
Что слишком устал быть как птица крылатым.
И вот ты шагаешь по горным селеньям
И песней о птицах рождаешь надежды,
И хочешь стать снова крылатым как прежде.
Взметнувшись к вершинам гор и наслажденья.
А я заплетаю в пшеничные косы
Закаты, рассветы и лунные ночи.
И сердце речей твоих пламенных хочет,
Ладони касания теплого просят.
Но ты ясной полночью дремлешь беспечно,
А днем, словно радуга, недосягаем.
И я постепенно тебя забываю
На пару минут, на мгновенье, навечно.

18.
Жди и помни меня.
может быть, через тысячу лет
В легких струях дождя
Ты случайно отыщешь мой след.
Может быть, невзначай
Я пройду и ладони коснусь,
Только ты не скучай.
Я однажды вернусь.
Жди и помни меня.
Так хотелось кричать тебе вслед,
Но себя не винят,
В том, что ветер не знает ответ.
Дождь стучался в окно,
Он принес в мою комнату грусть,
Но я знаю одно:
Я конечно вернусь.
Жди и помни меня.
Где крапива с полынью сплелись
В ожерелье огня,
Ветер сердце мое манит в высь.
По дороге в рассвет
Ковылем зарастает земля.
Хоть назад пути нет.
Жди и помни меня.

19.Не смотри мне в глаза
Иэллэ
Не смотри мне в глаза. Все равно я уйду в полнолунье.
Все равно я уйду, растворившись за гранью миров.
Ты меня не ищи. Не носи мое фото к колдунье.
Мы с тобою теперь никогда не увидимся вновь.
Я растаю как дым предрассветный в березовой роще.
Если сможешь – прости, а не сможешь, ну что же теперь.
Просто думаю я, что так будет надежней и проще
Оградить, уберечь твое сердце от горьких потерь.
Не смотри мне в глаза! Все давно решено и не нами.
Все давно решено. Все что было – испито до дна.
Все равно ты меня не удержишь своими слезами.
За ошибки твои получу я награду сполна.
Я не знаю зачем, мне дано это глупое сердце.
Я не знаю за что, так нещадно колотит в груди.
Но истлели дрова и огню больше не разгореться.
Так чего же ты ждешь? Позабудь, отпусти и уйди.
Не смотри мне в глаза.. Все равно я уйду в полнолунье.
Все равно я уйду по заросшей полынью тропе.
Ты меня не ищи. Не носи мое фото к колдунье.
Потому что она ничего не ответит тебе.

20.Тени
Иэллэ
Мы с тобой лишь чьи-то тени,
Светом вдавленные в землю,
Отголоски сновидений,
Строк обрывки, бред осенний.
Нас художник не знакомый,
С наваждениями споря,
Бледным образом влекомый,
Выдумал себе на горе,
Нас писала поэтесса,
Но забросила. Отныне
Я – печальная принцесса,
Ты – блуждающий в пустыне.
Все банально до безумья,
До не сказанного слова.
Нас венчает новолунье,
Полдень разлучает снова.
Не оглядывайся. В бездне
Между мною и тобою
Все померкнет, все исчезнет
Став асфальтом и землею.
Мы с тобой лишь чьи-то тени.
Не мертвы, но и не живы.
Наши чувства – наважденье,
Наши образы фальшивы.
И художник, рисовавший
Наше счастье черной краской,
Тоже был не настоящий.
Тоже порожденье сказки.

21.ночь
Иэллэ
Ночь опять меня подстерегает за углом.
Ночь опять окутала фонарным светом дом.
Что хочет от меня теперь,
Когда в мою стучится в дверь
Рукой озябшей одиночество?
Ночь… Хмельная ночь опять со мною за столом.
И по привычке все болтает не о том:
Опять смеется как дитя,
В любви клянется мне шутя.
И все мрачнее одиночество.
Ночь… Опять застыло время пулей у виска,
И смерть не столько неизбежна, сколь близка.
А я все строю свои замки из песка.
Ночь Опять меня подстерегает за углом.
Ночь… А мне давно уже не важно, что потом.
Ведь наболтавшись на весь год
Она с рассветом вновь уйдет.
Со мной оставив одиночество…
Ночь…

22.Королевна
Иэллэ
В час, когда красавица Луна
Под хрустальный звездный перезвон
В комнату спускается с окна,
Вижу я один и тот же сон.
Будто бы несет меня вода
К берегам, темнеющим в дали.
Почему же наяву сюда
Никогда не ходят корабли?
Там гуляет королевна
Босиком да по волнам.
Землю осыпают снегом
Золотые облака.
Прогуляться бы по небу
Мне с тобою, королевна.
А она была одной из тех,
Что способны в вышине кружить.
Ветер, волю и счастливый смех
Что ее заставило забыть?
Королевна складывает сны,
Заплетая в сказку быль и свет.
И манит меня в края весны –
В те края, которых в мире нет.
И гуляет королевна
Босиком да по волнам.
Землю осыпают снегом
Золотые облака.
Прогуляться бы по небу
Мне с тобою, Королевна.
Встреть меня улыбкой на устах.
Я безумно редкий гость и здесь –
В изумрудных бархатных лесах
Острова на краешке небес.
Ты меня конечно же ждала.
Я тебя конечно же искал.
Только слишком высока цена.
Даже сон стеной меж нами встал.
Не печалься королевна,
Глядя в синий океан.
Заметут печали снегом
Золотые облака.
Я отдам весь мир и небо
За улыбку Королевны.

23.
Звезды тихо звенели над морем,
Отражаясь в печальных глазах…
Почему знак печали и горя
Стал вербеной в твоих волосах?
Почему, несомненно родная,
Ты так близко, но так далеко?
Почему я робею – не знаю –
Перед хрупким и нежным цветком…
Ты жемчужина дальнего края,
Что впитала звон стали и волн.
Ты надежда его не земная
Горьким скованная серебром.
В тонкой вязи узора читаю
Твою боль, твою быль, твою смерть.
Я смотрю на тебя и не знаю,
Как могла ты так быстро сгореть?
Я ему не скажу, не открою
Как я нес тебя в ночь сквозь костры.
Как делил твою лютню с землею
И старался не тронуть струны.
Как сложил на груди твои руки,
В них вложив тонкий гриф и те сны –
Ту жемчужину вечной разлуки,
Что из моря мы с ним принесли.

24.Марионетка
Иэллэ
Пылится в ящике марионетка...
Порвались нитки, ну что поделать?
Истерлась платья цветная сетка
И детям больше до куклы нет дела.
А она была танцовщицей в цирке,
ее портрет рисовал художник,
Но все закончилось - порвались нитки,
А танцевать без них невозможно...
Все же в полную луну
Она танцует ему
И в полуночных лучах
Снова сияет платье...
И в эту полную луну
Она на минуту одну
Коснется его руки
И верит в счастье
А после снова забытый ящик,
И темнота обжигает нервы...
Опять ей хочется быть блестящей
И танцевать для него на сцене.
Но он не помнит ее улыбки
И ходит спать к молодой соседке.
Ну что ж поделать - порвались нитки...
Пылится в ящике марионетка....

25.Свет растворился в сонной тишине
Иэллэ
Свет растворился в сонной тишине.
Я здесь один. На побледневшей сцене
Остались лишь загадочные тени
И отголоски прошлого во мне.
Оркестр отыграл последний такт.
Растаяли смешные лицедеи,
И добрые герои, и злодеи
Покинули застывший полумрак.
Вот слышно как кулисы шелестят.
Все маски сняты, но пустые кресла,
Порою даже не без интереса
На одного меня еще глядят.
И скрип паркета тонок и высок.
Он почему-то робко вторит скрипке,
И пробуждает у теней улыбки
Воспоминаний радужный песок.
Опять волненье кроется в груди,
И первый акт уже отыгран мною,
И тень моя становится иною,
И вижу я мерцанье впереди.
И в шелесте кулис аплодисменты,
И скрипка снова плачет под смычком,
И голоса слышны, но вдруг потом
Все меркнет. Все – пустые сантименты.
Средь призраков нет вешнего огня,
И в полумраке быть не может света.
И тень моя остановилась где-то.
Свет растворился. Вместе с ним и я.

26.Одуванчик
Иэллэ
Я опять распускаю желтые лепестки,
Я опять доверяю солнечному лучу,
А иначе я в миг завяну – умру с тоски.
Мне не страшно обжечься вновь. Я так сам хочу.
И меня не страшат безумные синь и высь.
Я тянусь к ним листами и тоненьким стебельком,
Потому что пушистое солнце кричит : «проснись!».
И оно в каждой крохе пыльцы унесенной шмелем.
А когда лучик солнца станет еще теплей,
Я состарюсь
и буду белее чем первый снег.
Раскидает по свету ветер моих детей,
И они будут спать тихонько в сырой земле.
Прорастая корнями все глубже к ее дарам,
Набирая по капельке силы из талых вод,
Прорываясь росточками в небо, к иным мирам,
Первой зеленью встретят весны приход.

27.Сказка
Иэллэ
Где следы поросли брусникой,
Где туманы встают ночами
Спит царевна свет-Милолика
Под покровом звездной печали.
Вольный ветер молча ступает,
Волны с небом шепчутся тихо,
Сосны грустно ветви качают -
Спи царевна свет-Милолика.
Будит сказку своею песней
Только белый волк не покорный
Он вбегает в терем чудесный,
Он вбегает в терем узорный!
Тычет носом сырым в ладони.
Лижет пальцы, согреть пытаясь.
Толи плачет, а толи воет.
Ищет ласки, не унимаясь.
Он жених был царевне спящей –
Сильный, добрый и очень смелый,
Но, охотясь в сосновой чаще,
Повстречал на опушке деву.
Дева парню шептала страстно,
Что настала ночь, звезды светят…
Он ответил, что нет прекрасней
Милолики на целом свете.
С той поры спит его невеста
В светлом тереме нелюдима.
Укрывает ее завеса
Из лесного прелого дыма.
Лишь, когда зацветет брусника,
Ветер запах цветов развеет,
Вспоминает волк Милолику
И спешит в ненавистный терем.
Раз в три года в ночь полнолунья
Милолика откроет очи,
Но придет седая колдунья
И заклятие пробормочет.
Белый волк встанет у калитки,
Белый волк будет скалить зубы.
Но и он постепенно сникнет,
Потому что и он забудет.
Уведет за собой свобода.
Загорится огнем брусника.
Нелюдима еще три года,
Спи, царевна свет-Милолика.

@темы: собраньице

19:13 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Где следы поросли брусникой,
Где туманы встают ночами
Спит царевна свет-Милолика
Под покровом звездной печали.
Вольный ветер молча ступает,
Волны с небом шепчутся тихо,
Сосны грустно ветви качают -
Спи царевна свет-Милолика.
Будит сказку своею песней
Только белый волк не покорный
Он вбегает в терем чудесный,
Он вбегает в терем узорный!
Тычет носом сырым в ладони.
Лижет пальцы, согреть пытаясь.
Толи плачет, а толи воет.
Ищет ласки, не унимаясь.
Он жених был царевне спящей –
Сильный, добрый и очень смелый,
Но, охотясь в сосновой чаще,
Повстречал на опушке деву.
Дева парню шептала страстно,
Что настала ночь, звезды светят…
Он ответил, что нет прекрасней
Милолики на целом свете.
С той поры спит его невеста
В светлом тереме нелюдима.
Укрывает ее завеса
Из лесного прелого дыма.
Лишь, когда зацветет брусника,
Ветер запах цветов развеет,
Вспоминает волк Милолику
И спешит в ненавистный терем.
Раз в три года в ночь полнолунья
Милолика откроет очи,
Но придет седая колдунья
И заклятие пробормочет.
Белый волк встанет у калитки,
Белый волк будет скалить зубы.
Но и он постепенно сникнет,
Потому что и он забудет.
Уведет за собой свобода.
Загорится огнем брусника.
Нелюдима еще три года,
Спи, царевна свет-Милолика.

@темы: стихоспам

Ветер северных дорог

главная