• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: написательство (список заголовков)
11:29 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Ты будешь бродить по дорогам чужим, пока не забудешь мой лик.
Ты будешь слагать оды другим дочерям этой земли.
А я – вышивать
Небесную гладь,
Ночь в косы сплетать,
Закат провожать,
Тебя вспоминать и ждать.
Ты будешь молиться чужим богам, пока не забудешь своих.
Но ночью, сквозь сон, видеть в облаках просторы родной земли.
А я буду петь,
Свечою гореть,
Свет в нити свивать,
Луну вышивать,
Тебя вспоминать и ждать.
А когда ты станешь ночным огнем на бескрайнем шелке небес,
Позабудешь свет, позабудешь дом, позабудешь тех, с кем был здесь,
Ты пообещай
мой путь освещать,
Серебряный свет
Мне в песни вплетать,
Меня за собою звать.
Мы будем бродить по дорогам земли, пока не настанет час,
И люди, которых мы встретим в пути, придумают сказки о нас.
Так пой же колдун,
Звучанием струн
В сиянье луны
Дари людям сны,
Пока еще живы мы…

@темы: написательство, сказка об одуванчике

17:38 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
В небольшой зале у раскрытого кона сидела линьярка. По ней не было ясно, стара она или молода. Ее синие глаза были полны тепла и света, пепельные волосы струились по плечам и падали на пол мягкими волнами, чуткие пальцы легко орудовали иглой. Она вышивала по льну синие лесные колокольчики и напевала старинную мелодию. Вокруг нее сидели девочки и тоже вышивали.
- к нам гости. – сообщил сопровождавший Дэльвига мальчишка.
Линьярка взглянула в их сторону и, улыбнувшись, продолжила вышивать.
«наверно не узнала» подумал Дэльвиг «конечно, прошло столько лет…». Мальчишка открыл перед ним следующую дверь и Дэльвиг с натянутой улыбкой прошел в нее. Эта дверь вела в не большую комнату, в которой стояли: заправленная кровать, старое кресло, укрытое тканым гобеленом, и небольшой стол.
- Располагайтесь - сказал мальчишка и Закрыл за собой дверь.
Дэльвиг подошел к не большему окну и, открыв его створы, глубоко и жадно вдохнул воздух. Так он постоял немного, размышляя о чем-то своем, а потом плюхнулся в кровать и уснул. Ему снились давно прошедшие дни, но теперь это было приятно и сладко, проживать еще раз то, что так старался забыть. Эти воспоминания казались ему дороже всех драгоценностей мира, еще бы она вспомнила его…
В саду, в который выходило его окно, щебетали птицы и благоухали цветы, а еще в этот ранний час там гуляла она, и Дэльвиг, словно застенчивый мальчишка, наблюдал из-за плотной занавески за ее изящным, хрупким силуэтом, слегка подсвеченным только проснувшимся солнцем. Она всегда улыбалась ему тепло и нежно, но никогда не говорила ни слова, из-за чего Дэльвиг безумно страдал вот уже вторую неделю пребывания в ее доме. Он даже как-то раз подкараулил ее сутра в саду, попытался завести разговор, но она, как всегда мило улыбнувшись, прошла мимо. И с тех пор Дэльвиг не предпринимал более попыток говорить с ней, он только наблюдал из окна, как на рассвете она собирает цветы в саду, а если она смотрела в его сторону, прятался за льняную занавеску.
И вот, когда он в очередной раз проснулся ни свет ни заря, чтобы по любоваться утром во всех его прелестях, и подошел к окну, она стояла прямо за стеклом и смотрела на него. Сначала Дэльвиг слегка опешил, но быстро пришел в себя и открыл створы.
- ты как всегда пунктуален – сказала она с улыбкой
- а ты прекрасна – ответил он
- не стоит – грустно сказала она – ты ведь знаешь, сколько мне лет. Я уже давно не девочка, которая купится на красивые слова. Знаешь, ты тогда ушел из Лаоринна, я думала на войну.
- Нет – ответил он – я ушел из Лаоринна, чтобы война не пришла к тебе.
- ты неповторим, Аур, сколько лет прошло, а ты не изменился.
- зачем меняться? - беспечно улыбнулся он. – может зайдешь, поговорим, вспомним прошлое?
- давай лучше ты ко мне, а то я знаю вас коормаиров…
- ничего ты не знаешь – насупился он и выскочил в сад.
Она была так близко, но так далеко. Он никак не мог спросить, нашла ли она кого себе за столь долгий срок или нет.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

11:47 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
«Те, что создали земли от реки Тирин и далее пришли с небес, на упавшей звезде. Это уже потом их стали звать богами, отождествлять со стихиями, а изначально звали их Гольдемар, Линианэ, Иллиор и Ирриатэ. Они были похожи на нас телом , но звались иначе. И мы боялись их, потому как отличались они то нас не только названием , но и душей. С помощью духа своего они могли подчинять себе землю, огонь, воду, ветер, а после и людей, таких как мы, не сведущих в силах природы. Но все имеет свой срок и даже богам, пришедшим с небес, приходится уходить туда, где им место. И боги ушли, а те, что подчинились им и смогли овладеть каплей силы их, прозвали себя избранными народами и возгордились властью своей. Лишь не многие из них чтили законы данные богами, другие же писали нашу историю, не помня законов этих. Но придет день и тайное станет явным. Врата откроются истинным потомкам богов и впустят на землю, родную их предкам и предкам их предков.»
Древний фолиант сильфаров .
Храм смотрителей плачущей девы.
- Мы должны посадить его на престол сильфаров любой ценой. Иначе мы не удержим силы коормаира . – Декламировал пожилой жрец - те что живут в глубинах моря нам не помогут. Их не заботит наша судьба.
- Что если он не станет принимать нужных нам решений? – прозвучало из зала.
-так или иначе, он будет принимать решения, а мы постараемся извлечь из них пользу для нашего города.
- не проще ли собрать монатки и отправиться в морские глубины? Там огромные территории и пища и простор – все рядом. И коормаир не интересует то что под водой. Мы спасемся сами и спасем наших детей от голода и смерти.
- нет – ответил жрец – мы должны остаться. Здесь мы сможем затаиться, а если пойдем через сильфарские леса можем попасть под горячую руку коормаиров. Вот тогда точно ни кто не выживет, или еще хуже, станет коормаирским пушечным мясом. Нужно остаться. Такова воля плачущей девы.
Толпа волновалась. Люди выкрикивали свои мнения и сомнения. Ляянэ смотрела на своего супруга пронзительно горько. Он был коормаирцем, а это значило, что он должен уйти из города. Она хотела последовать за ним, но он сказал, что это опасно и попросил не ждать его домой сегодня вечером и после тоже. И как можно быстрее забыть . они вдвоем ушли с площади перед храмом, по бродив по городу вернулись домой и просидели в тишине до вечера. Когда пришла пора прощаться, он взял ее за руку, вложил в ладонь тоненькую веточку с белыми цветами и ушел. Она даже не успела сказать ему, что ждет ребенка.
Конь плелся медленно, а всадник не следил за дорогой, лишь задумчиво теребил хрустальную сережку. Дэльвиг все никак не мог понять, почему после встречи с Ири ему вот уже пятую ночь снится этот сон. Там, у колодца в волшебном лесу, он будто встретил призрак из прошлого, и вот тетерь прошлое все чаще и настойчивее наступало на пятки.
Ири велела вернуться в Лаоринн и найти свою дочь, но Дэльвиг решил повременить с воссоединением семьи и отправился по следам троих путников к солнечным скалам.
Он надеялся, что нагонит их раньше, чем они доберутся до Дорэи и ее стражей, но его конь уже около получаса насыщался благодатной травой на облюбованной им полянке, а Дэльвиг все никак не мог решить, куда ему направиться. Ему все больше казалось, что он чего-то ждет, и это было странно. Но еще более странным было то, что Дэльвиг не помнил этого места и не понимал, чего тут ждать. И вот, ближе к вечеру, он решил хотя бы найти себе укрытие на ночь, но тут ветви нависавшие перед огромным валуном отодвинулись и на поляну вышла хрупкая черноволосая девушка с большими серыми глазами и тонкими чертами лица. Она была одета в льняное платье, вышитое знаками Древнего коормаирского рода Даарн и тонкой серебряной вязью оберегов плачущей девы. Увидев Дэльвига, она приглашающее отодвинула ветви, скрывавшие проход , и замерла в ожидании. Взяв за узду объевшегося коня, Дэльвиг вошел в темный коридор. После дневного света тьма казалась совершенно непроглядной, даже пугающей, но девушка уверенно пошла вперед, не обращая внимания на мрак, царивший в коридоре.
Через час ходьбы коридор вывел их к подземному озеру с чистой как хрусталь водой. Дэльвигу показалось, что в воде отражаются звезды и он с надеждой посмотрел вверх. Но там ему открылось еще большее чудо – Весь каменный свод был усыпан маленькими светящимися крапинами и жилками.
-Что это за место? – просил он шепотом
- Это озере Мэлью – озеро слез. – сказала незнакомка – во времена войны в эте пещеру приносили сильфаров и линьаров и даже фьярвинов и коормаиров, чтобы оплакивать их тела. Плачущих было так много, что из их слез образовалось озеро и дева Линиан благословила его положив на его до свою хрустальную слезу.
- Линиан?
- В огромном мире ее зовут плачущей девой – уточнила незнакомка. – мы - потомки тех, кто пришел сюда в надежде найти защиту от войны.
- но война кончилась много веков назад.
- Нет. Война идет, пока жив последний из сыновей Ириатэ – Уверенно сказала она, - а пока война идет, лабиринт будет расти, поглощая наш мир.
- наверное самое время спросить как тебя зовут. – решил сменить тему Дэльвиг.
- Ляянэ…
Мир остановился. Дэльвиг слышал как стучит его сердце, как этот звук заглушает все другие звуки…
-Ляянэ Даарн. – произнесла девушка, и добавила, увидев вытянувшееся выражение лица Дэльвига – я полукровка. Мой прадед – коормаир Даарн Аур.
Дэльвиг попытался что-то сказать, но так и не смог и они продолжали путь в тишине, пока края каменного коридора не очертили лучики золотого света.
- Вот мы и пришли. – С улыбкой сказала она - Добро пожаловать в солнечные скалы.
Еще тогда, в дни своей бурной юности, Дэльвиг удивлялся красотам земель сильфаров, их величественным городам, построенным в гармонии с природой, их изящным храмам, поющим в ветреную погоду. Но города солнечных скал он не видел никогда, и теперь, оказавшись на его окраине, он стоял, не понимая, сон это или реальность.
Весь город цвел и сиял теплым мягким золотым светом, между узкими улочками по каналам, аккуратно вырезанным в камне, струилась чистейшая вода, дома стояли на большем удалении друг от друга, около каждого из них был небольшой садик, в каждом садике цвели разные диковинные растения и росли деревья. Улочки были чистыми, горожане бродили спокойно, улыбались друг другу и приветливо общались. В парке, мимо которого проходил Дэльвиг, весело щебетали птицы, играли уличные музыканты и радостно бегали дети. «Вот он какой, мирный город» - думал Дэльвиг, подходя к дому своей внучки.
- Элэйэ, Маим! – крикнула Ляянэ и на порог дома выбежали Двое пострелят, похожих друг на друга как две капли воды. – я пойду к Дорэе, а вы проводите гостя в дом.
- Сделаем – дружно улыбнувшись ответили ребята. И Дэльвиг не успел заметить как один из мальчишек забрал из его руки поводья, а другой распахнул перед ним деревянную дверь.
-Милости просим, Дядя.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

19:49 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Рэно. Когда-то Дэльвиг рассказывал Элэни печальную сказку о владыке ветров Элэнлэссэ. и там звучало это имя, только Элэни теперь ни как не могла вспомнить кто же это был такой, Рэно. Дэльвиг еще говорил, что это было семь веков назад, когда еще существовали четкие границы между народами и не было людей, таких как она - без способностей к покорению стихии. И вот теперь это имя всплыло через семь веков существования мира.
- надо спросить Рэя, когда Фьярра отлучится. - подумала она. Но Фьярра ее опередила.
- Рэй, ты ведь чистокровный коормаир, скажи, Рэно, кто это?
- Миф - сказал печально Рэй. - Это самый великий властитель моего народа. Именно он завоевал народ ветров и сверг их короля. Я восхищался им в детсвте, когда мать рассказывала мне сказки о го походах.
- Тогда почемутот Черный упомянул о нем? - включилась в разговор Элэни.
- Не знаю ответил Рэй, наверно Это просто Человек с похожим именем, не может же быть, чтобы владыка Рэно Тиар дожил до наших дней. - сообщил Рэй. - Коормаиры живут долго, но не вечно.
Так они рассуждали всю дорогу от ночлега, пока не вышли из леса на открытое пространство. Впереди зеленел луг, за ним виднелась небольшая деревушка, а за ней высилось светящееся чудо - солнечные горы.
- Вот мы и пришли - Заявил Рэй - Давайте переночуем в деревушки и завтра двинем в горы, как мне сказали нас там ждут.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

20:23 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Дорога - это все, что у нее было. Ни дома, ни родных – только дорога. Торговый ли тракт, лесная тропа - все это было самым родным ее сердцу. Фьярра любила дороги. Они вели в новые города, обещали новые встречи и новые впечатления. Когда-то, сбежав из старого монастыря феникса, Она брела по горной тропе и радовалась свободе. С тех пор дорога для нее всегда была олицетворением свободы.
Но теперь, после нескольких месяцев пути в лесах, дорга стала тяготить ее. Ей хотелось покоя и тишины. Всегда веселая Фьярра спряталась за капюшон и молчала, свесив голову.
Перед глазами стояла ночная картина, и звучало «ветер плачет». Фьярра даже не заметила, как Рэй схватил ее коня за поводья и, мягко потянув узду, остановил.
Впереди стоял человек в черном плаще с двумя обнаженными короткими клинками. Лицо ег было прикрыто темной тканью, а из-под капюшона смотрел изумрудного цвета глаз.
Человек тенью метнулся в сторону Фьярры, занося удар, но его клинок встретился с клинком Рэйвэна. Завязался бой. Рэй был не плохим фехтовальщиком, но не лучшим , а его противник был быстрее ветра, наносил обманные удары, виртуозно уворачивался и снова наносил удар.
- Езжайте в лес – крикнул Рэй – увези ее!
Фьярра, буд-то очнувшись от сна заехала со спины напавшего на них и ударила рукоятью меча между лопаток. Человек в черном дернулся и потерял сознание. ЕГо связали и укрепив на лошади позади Рэя двинулись дальше.
Вскоре путники свернули с тракта на почти заросшую тропу.
- Путаешь следы? – спросила Фьярра. Рэй не ответил. Только еще больше нахмурился.
Вечерело. Вокруг поляны, где остановились путники, деревья росли редкие и тонкие, было полно сухостоя и трухлявых пеньков, рассыпающихся от малейшего прикосновения, вокруг них росла высокая желтая трава. Элэни заметила, что даже при желании тут спрятаться негде.
Связанный человек в черном давно очнулся. Он что-то болтал себе под нос. Рэй с Фьяррой спорили.
- Почему ты не уехала? Ты должна была ее увезти!
- да. и оставить тебя. Конечно, а потом заблудиться и сдохнуть в лесу.
- победить меня в лесу не возможно.
- Да. И в Этом ты весь! Вот она вся твоя самоуверенность. – ворчала Фьярра штопая Рэю рубаху.- чего ж не уберег вещ то, раз так крут? Мог бы и сразу его уделать. Нет, надо выпендриться перед ней…
- не перед кем я не выпендривался!
-Да ну?!
-Да что ты знаешь?! Ты всю дорогу от Фрэтта едешь рассеянная, если бы ты была собраннее нам бы не пришлось вообще беспокоиться. – Они умолкли оба и посмотрели в сторону черного напротив которого сидела Элэни и пыталась заглянуть под капюшон. И ей бы это удалось, если бы ругающаяся парочка не вскочила с места и не бросилась «спасать» ребенка.
- Что же ты делаешь? – рявкнула Фьярра.
Элэни медленно повернулась удивленно глядя на нее.
- я думала, мы хотим его допросить или что-то в этом духе… Разве нет? – сказала она задумчиво.
- Да. – ответил Рэй, подошел к пленнику и резким движением сдернул с него капюшон.
Это был чистокровный Коормаир черноволосый, зеленоглазый с тонкими жесткими чертами лица. Он смотрел на Рэя с достоинством и величием, как бы снисходительно.
- кто ты? отвечай. – начал Рэй.
- Эрвинн Нэрт. – произнес человек. – Я из знатного рода. Вы получите вознагрождение за мою жизнь. Стоит только послать гонца в мою страну.
- конечно, мы пошлем гонца, а ты и твои дружки нападете на нас, пока мы будем беззащитны – съязвила Фьярра - кто ты? И кто тебя послал?
- Рэно…
Элэни побледнела. Она не знала ни кого с таким именем, но почему-то оно внушало ей леденящий ужас.
- кто такой это Рэно?
- Вы не знаете? Рэно – вечный властитель лесов. Он ищет вас чтобы получить последний ключ и он найдет вас, где бы вы не прятались.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

18:25 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Было прохладно. Элэни сидела у открытого окна, закутавшись в плащ. Здесь на окраине города открывался прекрасный вид на шелестящее море листвы простирающееся до горизонта, а может быть и дальше, и все его обнимало темное небо, покрытое яркими крупными звездами.
Элэни сидела тихо. Ей казалось, что если она двинется, все это разлетится на мельчайшие стеклянные осколки.
Фьярра стояла у двери, не решаясь пройти и нарушить странную тишину, повисшую в комнате. Она уже забыла, что хотела сказать и собиралась уйти, но под ногой предательски скрипнула половица и Элэни обернулась. На ее щеках блестели слезы. Не помня себя от волнения Фьярра тут же бросилась к ней, прижала ее к себе.
- Что случилось?
- Так грустно… Ветер плачет…
Она простояла с Элэни всю ночь. Ничего не могла сказать и сделать. Только стоять, прижав к себе маленькую хрупкую девочку с пронзительно-зелеными глазами полными слез. «Я все пойму.» - думала она. - «Все, что ты скажешь. Только не молчи…» Но Элэни молчала и Фьярра все больше и больше тонула в тишине.
Начинался день. Ясный солнечный день. День, когда Они снова отправлялись в путь.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

17:51 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
пишу рассказ... вспоминаю маленькие сценки, прожитые с тобой, отдельные фразы, слова. почему-то все это так легко вписывается в мир. наверное это даже к лучшему, что я пишу с тебя. благодаря этому всплывают все дорогие мне минуты и моменты нашего прошлого. Жаль что ты не прочтешь, хотя может и прочтешь, и может даже улыбнешься украдкой, вспоминая.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

10:03 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Вот уже две недели, как он потерял след троих путников, движущихся в земли сильфаров. Вообще план был таков, что он нагонит их на реке Силь и поведет в леса минуя города Фрэтт и Санай, но у реки Силь он потерял их след, и теперь, не найдя их в Санае, торопился во Фрэтт - город поднебесных ветров. Когда-то давно Дэльвиг был близко знаком с владычицей Фрэтта, Ири эф Мальан. Он искренне надеялся, что она помнит его и по старой дружбе даст путникам приют на несколько дней и провизии на месяц.
Поднявшись в город из мрака сказочного леса, Дэльвиг сразу отправился в царский терем, велел слуге проводить его в покои для аудиенций и позвать владыку города.
Он был искренне удивлен, когда вместо изящной сереброволосой и синеглазой Ири к нему явился толстый засаленный маленький хамоватый, но богато одетый мужчина.
- Здравствуйте, господин Дэльвиг Аленберг. – Он помедлил, посмотрел на Дэльвига и добавил. – Или Даарн Аур? Как мне вас лучше называть, владыка лесов?
- Зовите Дэльвигом, не ошибетесь. А вы собственно кто?
- Я царь и бог этого города. Зовут меня Сааффа. Владыка ветра Сааффа. – мужчина надменно вскинул голову и свысока посмотрел на Дэльвига.
- Прошу меня простить, но я хотел бы видеть Ири. – Дэльвиг вальяжно расселся на диване, всем своим видом показывая пренебрежение к владыке ветра Сааффе - На сколько я помню, она наследница крови Илизара, а не ты.
- Это не представляется возможным, господин Дэльвиг. Лицо, упомянутое вами, не может более править городом, так как преступило закон. – Важно сообщил Сааффа. – она укрывала коормаирского шпиона в результате чего половину города пришлось восстанавливать и
- Что вы с ней сделали? Где она? – Дэльвиг вскочил с дивана, схватил Сааффу за воротник и слегка приподнял над полом. Тот задергал коротенькими ножками, и закричал
- Стража! Стража!
Прибежала стража, но до Дэльвига так и не добралась. Всех стражников опутали крепкие лианы, выросшие из стен.
- Ге она? Отвечай, человек. – прорычал Дэльвиг. Сааффа задрожал всем телом.
- Мы опустили ее в лес у серебряного колодца.
Дэльвиг швырнул Сааффу на диван и помчался прочь из терема.
- Ты все равно ее не найдешь. Может только ее останки. С тех пор прошло десять лет. – крикнул вдогонку ему Сааффа. Дэльвиг взмахнул рукой и царя и бога города Фрэтт мертвой хваткой сдавили лианы. Говорят, он долго стонал и корчился от боли, пока не испустил дух.
Весь город искал шпиона коормаиров, убившего Великого Сааффу, защитника и охранника правды, но Дэльвиг был уже внизу – в сказочном лесу под городом.

@темы: написательство, сказка об одуванчике.

22:42 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Чуть дальше дорога сворачивала и поднималась по веткам деревьев в небо.
Из белого мерцания чащи путники вышли на окраину города, спящего под ясным полночным небом.
Каждый дом на улице, по которой они ехали, был настоящим произведением искусства. Резные деревянные порталы, арки, окна, все это приводило Элэни в восторг. Она вертела головой по сторонам, засматривалась и часто спотыкалась о бревна, которыми была вымощена дорога.
Путников привели, как сказала Фьярра, в храм. Элэни поправила ее и сказала, что это всего лишь центральная площадь. Над головами путников возвышался огромный купол с изображениями созвездий. Он опирался на множество резных деревянных колонн в виде дев, держащих небо. В центре под куполом находилась скульптурная композиция – на земле сидел длинноволосый юноша, играл на флейте, а с неба, из того места где была изображена звезд Сэлэй, к нему по облакам босиком спускалась девушка в серебристом развевающемся на ветру плаще.
Прислонившись спиной к спине деревянного юноши, сидел сереброволосый молодой человек и, подыгрывая себе на лютне, пел на знакомом путникам языке.
Дева Элэнна, что смела коснуться звезды,
Я только странник, пришедший в ночные сады.
Путь мне открой, тьму успокой,
Будь навсегда рядом со мной
Дева Элэнна, что стала далекой звездой.
Ветер мне в юности имя твое прошептал.
Я тебя долго бродягой по миру искал.
Слышится мне снова во сне
Имя твое к верной беде.
Дева Элэнна, что бродит со мною как тень.
Дева Элэнна, что бродит за мною как смерть.
Я не позволю тебе, как былинке сгореть.
Пусть некому петь плач на ветру,
И не скорбеть, коль я умру,
Только Элэнна главою склонится к костру.
Пусть же пройдет моя жизнь для тебя для одной.
Я вечно буду бродить уводимый звездой.
Мой дом буде там, на берегах
Где среди звезд льется река
К деве Элэнне в ладонь лепестками цветка.
Дева Элэнна, что смела коснуться звезды,
Я только странник, пришедший в ночные сады.
Путь мне открой, тьму успокой,
Будь навсегда рядом со мной
Дева Элэнна, что стала далекой звездой.
Заметив, что его песню внимательно слушают незнакомцы, молодой человек аккуратно положил лютню на пол и подошел к главному воину. Они обменялись парой коротких фраз, после чего воины покинули площадь, а сереброволосый подошел к путникам и на родном Элэни языке велел следовать за ним.
Они шли долго. В молчании. И вот, наконец, Элэни не выдержала и спросила
- А о ком вы пели там на площади?
Молодой человек улыбнулся, в его темно-синих глазах заиграли искорки.
- Я думал в вашем положении стоит спросить, куда мы идем, а не о ком я пел на площади. – его голос был мягким, бархатным, успокаивающим. Сам он казался героем старинной сказки. Его волосы у висков были заплетены в тонкие косы, как на картинках, которые Элэни видела у лесной колдуньи в книгах. Он приятно улыбался, глядя девочке в глаза.
- Ну, - сказала она, поморщив носик, - куда мы идем, мы и так узнаем, а вот о ком вы пели хотелось бы узнать сейчас. Вдруг после не успеется…
Молодой человек посмотрел вперед и обреченно вздохнул.
- И правда – шепнул он – может и не успеться. Ну что ж, слушай, владыка ветра. Эта история о детях богов – Илизаре и Элэнне.
На заре мира, когда дети богов еще бродили по земле, приключилась эта история. Он был предрассветным ветром легким и изменчивым, она – полночной росой на траве. Он играл на свирели, а она танцевала, звеня бубенцами вплетенными в волосы. И они были счастливы, ведь у него была она, а у нее его музыка.
Но однажды в танце взглянула она на небо и увидела россыпь сверкающей росы на темном небосводе. И остановился танец. Долго она смотрела в высь, запрокинув голову.
- Вот бы коснуться хотя бы одной. – прошептала она и притихла. Утихла и свирель, ведь Илизар играл лишь для нее.
- Я могу поднять тебя в небо, ведь я сын ветра – Сказал он, обняв ее. – но прошу тебя, не трогай звезды. Они коварны.
- Хорошо. – Сказала она улыбнувшись, и он взял ее на руки, поднял к звездам, она смеялась и прижималась к нему. А он кружил ее словно в танце и повторял
- Смотри, смотри, ты сияешь, словно одна из них.
Но тут на глаз Элэнне попалась маленькая звездочка. Ее пушистые лучики переливались оттенками синего. Не удержалась девушка и дотронулась до нее. Помрачнел Илизар и опустил Элэнну на землю.
- Не проси меня больше поднимать тебя к небу. – сказал он тихо – не к добру все это.
И правда. Места не находила себе с той ночи Элэнна. Она все смотрела на небо, стараясь разглядеть ту звездочку, тянулась к ней ладонями и больше не танцевала.
Грустил Илизар, глядя, как вянет Элэнна. Стала бледной она , хрупкой, золотые волосы стали пепельными, только глаза были все такие же синие, как океан. Все просила она, шептала
- Отнеси меня в небо. Здесь мне больше не жить.
Не мог смотреть на нее Илизар без грусти и пришел он к отцу своему – Ветру, стал просить за Элэнну, за душу ее.
И сказал Владыка Ветер сыну
- Пусть Живет она пол года на небе звездой, поднявшись в высь на востоке, а спустившись на западе, пол года живет на земле.
И дал он сыну плащ крылами ветра нареченный. Укутал Илизар спящую Элэнну в этот плащ и отнес на край неба с востока.
С тех пор спускается с небес по весне Элэнна и играет ей на свирели Илизар, и звенит бубенцами капель. А осенью возвращается она в небеса и грустит Илизар, прячется за дождевые тучи и плачет с Нелеей дождями осенними.
Зимой же грустит по земле Элэнна и слезы ее падают с неба и застывают, становясь снежинками.
Вот такая сказка, владыка ветра. – Он грустно улыбнулся и, распахнув перед собой дверь в небольшой, не богатый дом сообщил – милости прошу, Хранительница ключа и ее спутники, будьте как дома, не стесняйтесь.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

13:55 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Сизые крылья раскинув,
Рухнет наземь туман,
Стылым мороком вновь устилая лес.
И только звезды в небе
Вспомнят нас по именам -
Всех тех, кто уснул в траве и остался здесь.
Жизнь пролетит мгновеньем,
Свет догорит в окне,
Та, что ждала, от другого рдит детей.
А я, стоя на коленях
У божьих дверей,
Буду просить за нее и молиться о ней.
Ведь запах крови - все, что я имел,
Запах крови изрубленых тел.
Запах крови - вот мой удел среди вражеских жалящих стрел.
Запах крови - все, что я хотел...
Запах крови - вот мой предел,
Запах крови навеки осел в моем сердце одною из стрел.
Я стану старой песней.
Блуждая по городам,
случайно вернусь домой, сяду у огня.
И вот чем кончится пьесса -
Когда пролетят года,
Та, что меня ждала, не вспомнит меня.
Она сядет рядом тихо,
Дослушает до конца
все песни, что я для нее в дороге писал.
И будут мои улыбка
И цвета неба глаза,
А я притворюсь, что ее никогда не знал.
Ведь запах крови - все, что я имел,
Запах крови изрубленых тел.
Запах крови - вот мой удел среди вражеских жалящих стрел.
Запах крови - все, что я хотел...
Запах крови - вот мой предел,
Запах крови навеки осел в моем сердце одною из стрел.

@темы: написательство

16:38 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Прошло уже полгода с тех пор, как Элэни о Сильфэрин, Рэйвэн Авэринн и Ринэ Фьярра блуждали по неизвестным дорогам в северных лесах. Все, что им дали в Лаоринне давно износилось, припасы кончились, а на пути не встречалось ни одной деревушки, не говоря уже о городе. Путники устали ночевать под открытым небом. Хотелось теплой печи, жаркой бани, и мягкой перины под бок.
И вот, мольбы путников были услышаны. Из еловой чащи, в которой они давеча заночевали, вела хорошая, обкатанная дорога. Вдоль нее лес редел, становился светлее и солнечнее.
К вечеру путники въехали в странный лес. Даже Рэй прежде не видел таких деревьев: изумрудные стволы их были гладкие, тонкие, переплетенные друг с другом, Ветви с листьями были высоко над головой, а к земле спускались тонкие серебристые нити, похожие на паутинки. Солнце садилось, а в лесу не темнело, его наполнял волшебный белый свет, становящийся все ярче и ярче. Дальше дорога не была проселочной, она была выложена деревянными поленьями. Перед ней был указатель на неизвестном путникам языке. Рэй предлагал вернуться в ельник, посмотреть, не пропустили ли они поворота, но очарованные лесом Фьярра и Элэни не стали его слушать.
Не прошло и получаса, как на дороге появились воины в кожаных доспехах и с натянутыми луками. Они окружили несчастную троицу. Один, с серебряной росписью на наплечнике вышел вперед и заговорил с путниками.
- Ethinne silfiren fatte.
Путники переглянулись, не понимая, что творится. Ни кто из них ни разу не слышал этого наречия и не понимал о чем говорит человек. Молчание длилось не долго. Один юный стражник не удержал тетиву и стрела просвистела у самого уха Элэни, девочка дернулась, и капюшон, прикрывавший лицо, упал на плечи.
- Ты цела? – Фьярра резко повернулась к ней, увидев, что с девочкой все в порядке, она громко сказала - Эй, кто вы? дайте проехать. Мы мирные путники, едем до скал Элифлирдэн.
Воины переглянулись, опустили луки, взяли коней под уздцы и повели их дальше по дороге.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

15:05 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Завтра было солнце...
Они выехали на рассвете. И направились по старой дороге в яблоневый сад, который вот-вот должен был зацвести. Тоорэ всю дорогу говорил о всякой ерунде, Элэнлэссэ смотрела на него, не отводя взгляд, смеялась, но говорила мало.
Оказалось, что яблони уже во всю цвели. Издали сад казался облаком, ветер обманулся и неуклюже пытался поднять его в небо, но лишь срывал отдельные лепестки и разочарованно сыпал их в траву.
В глубине сада было старое, почти заросшее кувшинками озеро. Тоорэ решил расположиться на берегу, в тени старой приземистой яблони, стоявшей особняком. Они привязали коней, постелили покрывало и уселись на него.
- Красиво тут – Сказала Элэнлэссэ.
- Да, но почему-то мне становится здесь одиноко.
- но ведь вокруг столько всего: деревья шепчутся, ветер поет.
- Я не умею слушать ветер – Улыбнулся Тоорэ. – Я человек городской. Там в городе его не слышно.
- Так учитесь, пока Вы здесь. Незачем тратить время впустую. – Очередной порыв ветра сорвал с веток лепестки, Элэнлэссэ быстро поднялась и стала ловить их. Она кружилась, поднимала ладошки выше, старалась поймать хоть один лепесток. И вот один заветный лег на ее ладошку. Она не заметила, как Тоорэ подошел к ней. Он сжал ее прохладные пальцы в кулачок и прошептал – Можно я загадаю?
Она посмотрела ему в глаза.
В голове все настойчивее и настойчивее звенело страшное слово «люблю». Оно кричало, рвалось на волю. А она все смотрела ему в глаза. Невыносимо. Тоорэ прижал девушку к себе, она уперлась маленькой ладошкой ему в грудь, отвела взгляд. «Нет! хочу чтоб ты смотрела на меня» Он словно загипнотизированный коснулся кончиками пальцев ее губ. Она пыталась оттолкнуть его, но было уже поздно. Он не понимал, что делает. Он целовал ее, прижимал к себе все сильнее и сильнее, но ему все было мало. Ему казалось, что она безумно далеко. Он шептал это дурацкое слово, покрывая поцелуями ее раскрасневшиеся щечки. Она тоже что-то говорила, но он не слышал ее, в голове звенело это страшное слово «люблю».

@темы: Написательство, ключ поднебесный

15:02 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Когда они впервые встретились, была осень. Листья за окном были цвета ее волос, а небо – цвета ее платья. Он, помнится, приехал к своему двоюродному дядюшке по поручению отца, а застал лишь ее, несколько слуг и старенькую нянечку.
Большая часть дома была пуста. Оказывается, старый граф Йер умер три недели назад, оставив дом и землю девочке, взятой им из приюта на воспитание. У самого графа детей не было, как и жены. Он не общался с отцом Тоорэ, так как с недавних пор не считал его братом, но младшего племянника любил и был рад, когда тот заезжал к нему по пути домой.
Он никогда не видел ее прежде в доме графа, где всегда было шумно, весело и многолюдно. Нынешняя строгость и тишина казались не настоящими. Она тоже будто была не настоящей – маленькая, тонкая, одетая в платье из тончайшего линоэнского голубого шелка, ходила беззвучно и печально улыбалась. Он почему-то ловил каждый ее взгляд, запоминал каждое движение, чувствовал себя дураком, когда она смотрела на него. Ему казалось, что ее серые глаза видят все, что таится в глубине его души.
Ее звали Элэнлэссэ. Говорила она тихо, но внятно, и каждое слово проникало в сердце. Она с улыбкой отписала имущество графа Тоорэ, оставив себе только дом и прилежащий к нему лес. Сказала, что этого достаточно, чтобы прожить и велела подать гостю вина. Гость отказался и, наскоро собравшись, отправился в обратный путь.
С тех пор прошло уже три года, а он все не мог ее забыть. Он хотел и честно пытался, но увы… Ни одна женщина, даже самая красивая, не могла заменить ее, стереть из памяти небо, цвета ее платья. И вот, он вновь стоял у изящных кованых ворот в поместье Йер.
Ему открыл растрепанный мальчишка лет пятнадцати, сказал, что хозяева, уехали в город и в дом пускать не велели. На что Тоорэ ответил горькой ухмылкой и, развернув коня, поскакал обратно.
На первом же перекрестке он зачем-то свернул на старую дорогу, что вела к заброшенному яблоневому саду.
Он не узнал ее. Проехал мимо пару шагов. Обернулся лишь на оклик.
- Авэринн Тоорэ. Вы снова по делам наследства?
Она ни чуть не изменилась. Как он мог ее не узнать? Казалось, что она так и осталась той пятнадцатилетней девочкой, которую он ни как не мог забыть. А так хотелось, чтобы изменилось хоть что-то – голос, легкость движений или взгляд.
Всю дорогу в поместье он надеялся на то, что все изменилось, сказка окончена, забыта и не вернется. Но его надежды не оправдались.
Он сказал, что останется на неделю, сославшись на то, что дороги до Линдсиля развезло после зимы. Она, по обыкновению, печально улыбнулась и отправилась в свою комнату.
Весь следующий день шел дождь. Элэнлэссэ не вышла из комнаты даже к ужину, и Тоорэ трапезничал в одиночестве. После он отправился в библиотеку, но ни одна из множества книг не вызвала у него интереса. Бесцельно слоняясь между книжных шкафов и обдумывая событья прошедшего дня, юный граф, все же, решился заглянуть в хозяйскую комнату. Но у самых дверей передумал и только собрался уйти, как двери распахнулись, и из комнаты подул прохладный сырой ветер.
Элэнлэссэ сидела на подоконнике у распахнутого окна, вытянув руку на улицу, и ловила капли с карниза. Волосы ее немного намокли и закручивались спиральками на концах. Ветер нежно трепал их и колыхал легкие шелковые занавески. Одета девушка была в простое льняное платье, подпоясанное по талии, плечи укутала шалью.
Тоорэ застыл в дверях, боясь подойти, разрушить эту нежную тишину посторонним звуком.
- Пройдите, не стойте в дверях, граф. – тихо сказала Элэнлэссэ, слезая с подоконника. – Вы пришли проведать меня?
Она заглянула ему в глаза и тепло улыбнулась.
- Я хотел бы знать, - ответил он чуть погодя – От чего вы не пришли к ужину? Вы избегаете меня? Тоорэ подошел к креслу и надменно опустился в него. Элэнлэссэ закрыла двери, прикрыла окно и присела напротив графа на деревянный стул с резной спинкой.
- Простите, я не хотела Вас обидеть, граф. Я заслушалась песни дождя. – Она снова тепло улыбнулась, словно вспомнила что-то особенно дорогое.
- Не люблю дождь – Решительно сказал граф.
- От чего же? – Элэнлэссэ хитро посмотрела на него.
- Он лишает меня Вашего общества. – он встал и прошелся до двери – Завтра я хотел бы отправиться в яблоневый сад. Но этот дождь… - он запнулся. Она смотрела так, будто знала что творится с ним сейчас, будто слышала лихорадочно бьющееся сердце. Он забыл, о чем говорил. Застыл, глядя ей в глаза, казалось, будто мир остановился.
Кукушка на часах застала их врасплох, прокуковав девять раз. Он вздрогнул, гневно посмотрел на часы и сказал – но если будет дождь, составьте мне компанию в розарии.
Он резким толчком открыл дверь и вышел в коридор.
- не бойтесь, Завтра будет солнце. – Сказала она ему в догонку.

@темы: ключ поднебесный, Написательство

10:14 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Утро было ясным и тихим – ни ветерка, ни тучки. Элэни проснулась с рассветом, достала платье, выданное в Лаоринне, оделась и пошла в храм. Солнце, только поднимающееся над верхушками деревьев, светило в один из целых витражей слева от двери. На поросшем травой полу в середине шестиугольника высвечивался разноцветный рисунок. Элэни встала в него и посмотрела вверх. Внутри купол был округлый и на нем были изображены танцующие девы. Девочка стала повторять за ними и, сама того не замечая, увлеклась танцем ветров. С каждым движением рук, поворотом корпуса, и наклоном головы она все явственнее чувствовала, как ее окружают потоки ветра. Она слушала его шепот, его музыку и двигалась все мягче и быстрее. Вдруг ветер остановился, и девочка вместе с ним.
У входа стоял высокий седовласый худой мужчина в потрепанных черных брюках. На его смуглую кожу были нанесены древние письмена сильфаров. Выше пояса он был покрыт ими до самой шеи.
- Здравствуй, госпожа – Просипел он – ты уже вспомнила себя?
- Здравствуйте, - спокойно ответила Элэни – я не ваша госпожа, впредь не зовите меня так.
- О, мило – ухмыльнулся мужчина и переступил порог. Витражи в окнах зазвенели.
- Ты знаешь, что это за храм? – говорил он подходя все ближе и ближе к девочке и с каждым шагом стекла звенели все громче. – Ведь это храм ветров и войти сюда может только наследник крови сильфаров, и что же ты будешь делать, если твои друзья не смогут к тебе придти? – он протянул руку, чтобы схватить Элэни за плечо, но девочка ловко увернулась. Он снова попытался поймать ее, но поймал только ветер и, чертыхнувшись на родном языке, уселся на пол посреди храма.
- Значит, уже договорилась с ветром, что ж, ладно. Пусть будет по твоему. Только сними проклятье, ты приговорила меня на десять веков. Я не хочу больше. Отпусти меня.
- Не мне решать, Извините, но, наверное, если я закрою врата небесные, все пройдет: и проклятья и несчастья, и боль.
- Ты хоть знаешь, что не выживешь? Их возможно закрыть лишь изнутри. Тебе придется оставить этих людей рано или поздно, иначе они погибнут.
- Я знаю, и я оставлю их, но не сейчас. И когда это случится ты, Трэй будешь сопровождать меня.
Элэни ушла, а он все сидел на полу до заката, до рассвета и далее, пока она не призовет его.

Фьярра проснулась к обеду и, заметив, что Элэни нет, уже было собралась идти ее искать, но плащ отодвинулся, и девочка вошла в комнату как можно тише.
- Где ты была? – сухо спросила рыжая
- В храме.
- Ты знаешь, что здесь опасно? Ночью приходил человек с вороном. По твою душу приходил. А ты так спокойно разгуливаешь.
- Я виделась с ним сегодня. Не бойся, он больше не станет нам докучать.
Фьярра удивленно приподняла бровь, но расспрашивать не стала.
- Ты уже спи, ради всего святого, - сообщил Рэй сквозь сон. Девушки посмотрели на него и тихонько захихикали.
- Пойдем отсюда, не будем ему мешать. – прошептала Фьярра.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

09:57 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
И вот наступило завтра. Все проснулись очень рано и отправились в лес по старой, почти заросшей дороге. Кони шли шагом иногда пофыркивая, всадники молчали, а шепот реки становился все тише и тише, и когда он совсем смолк, Элэни тихонько сказала:
- Прощайте, дороги ведущие к дому.
Днем позже они вышли к реке Элэсс. Дорога вела по краю обрыва. Внизу в ущелье грохотали потоки воды, а на берегах не росло ни травинки, голые камни покрывали берега. Рэй вел коня Элэни под уздцы, Фьярра пыталась не смотреть вниз, а Элэни, шедшая позади всех, не замечала ничего вокруг себя – казалось, что она уже была здесь, что вот-вот они выйдут к тому храму с витражными стенами. И действительно, когда солнце коснулось нижним краем верхушек дальних деревьев, они увидели храм, стоящий у самого обрыва на окраине заброшенного поселения. Основанием его был правильный шестиугольник, из каждого угла к конусовидному куполу поднимались высокие арки, в них были вставлены стеклянные витражи с одним и тем же рисунком, располагающемся то внизу, то вверху, а то и посередине арки. Двух стен со стороны обрыва не было. От них остался только фундамент и стеклянные осколки на полу.
В поселении не было ни одного целого дома: некоторые дома были без крыши, некоторым не хватало стен, а от иных остался лишь фундамент. Путникам было негде остановиться на ночь, а брести по темному лесу, в который сворачивала дорога, не хотелось даже Рэю, хотя, он был из лесных жителей.
Собирался дождь. Они решили остановиться в одном из домов, которым не хватало стен.
Отыскав дом, в котором были целых три защищенных комнаты, Фьярра быстро запихала все и всех в него, пока не начался ливень. Рэй быстро собрал ветки и дрова неподалеку. В комнату, которая была без пола, но с крышей, - отвели лошадей, в другую - уложили не нужные вещи, а в третьей, прямо на полу, - развели костер. И вот начался ливень. Сначала он тихонько постучался сверху к путникам, а потом загрохотал во всю силу.
Элэни уже спала, когда шерстяной плащ Рэя, служивший дверью, отодвинулся и в комнату вошел седовласый человек в черном плаще. Он был высокий, но очень худой. На его плече сидел черный ворон и, повернувшись к путникам красным глазом, смотрел на них.
- Я ворон Трэй – просипел человек – Владыка чернокрылых стай. Последний житель Тоссы. А вы кто будете?
Фьярра стала медленно рисовать заклинательный круг, а Рэй потянулся к мечу.
- А, господа волшебники? – ухмыльнулся Трэй – не бойтесь, я не причиню вам зла. Я пришел за ней.
Он указал пальцем на спящую Элэни, и ворон на его плече торжественно каркнул.
- Зачем она тебе? – спросил Рэй, медленно вытаскивая меч из ножен.
Трэй снял промокший плащ, швырнул его в угол, уселся у костра и потряс мокрыми волосами. Ворон спрыгнул с плеча хозяина и суетливо забегал по полу.
- Смешные вопросы задаешь, господин владыка леса. – просипел Трэй – Конечно я не желаю, привести эту девочку к последним вратам и запереть их наглухо. Я просто хочу решить свои проблемы, а точнее одну – долгожитие. За семь веков я порядком подустал от этих лесов, земель, ветров и другой материальной дряни, но суть моего проклятия в том, что я не могу покинуть земли сильфаров в человеческом обличии, а снять проклятие под силу только той, которая его наложила.
- Кто же она? – закончив чертать заклятие спросила Фьярра – не наша ли Элэни?
- Ваша Элэни? – засмеялся Трэй. Его смех был похож на бульканье, и шуршание одновременно. В конце он закашлялся и похрипев немного спросил – Знают ли господа волшебники, кого они сопровождают?
Элэни шумно повернулась во сне. Все смолкли. Тишина продлилась минуты две, после чего Трэй сказал
- Я приду на закате завтра. Решите до этого дня, что с ней делать. Или, хотябы спросите, куда она идет.
Он резко встал, и вышел на улицу в дождь. Ворон, немного помедлив, и, поглядев на путников красным глазом, отправился за ним.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

20:38 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Ветер плачет – Элэннлэссэ,
Небо сыплет снег в ладони,
И серебряной завесой
Мчатся по дороге кони.
Кони. Снежная поземка
Так беззвучна ее поступь.
Ах ты, глупая девчонка!
Но назад вернуться поздно.
Небо плачет, Элэннлэссэ!
Потеряли звезды веру.
И глядит упрямо месяц,
И смеется ветер серый.
Потерялась моя радость.
Замело дорогу снегом.
И на век одна осталась
Та которую ты предал.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

11:01 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Элэни снова проснулась в полдень, снова принесла дрова, затопила печь, взяла котелок… Но вдруг накатила слабость, и девочка воронила его.
На шум прибежала Фьярра, но Элэни уже подняла котелок и направилась к реке.
Фьярра шла за ней, смотрела на нее. Элэни это надоело, и она спросила
-Что?
- Ты хорошо себя чувствуешь? – удивленно спросила Фьярра.
- Да.
- Помнишь, что было вчера у реки?
- Помню. Рэй напоил меня чем-то горьким, и я уснула, а что?
- Да ничего – Фьярра все еще удивленно смотрела на Элэни. Это раздражало.
- Не смотри так, Фьярра. Ты меня пугаешь.
- Ты меня тоже. Ты точно в порядке?
- Да. – улыбнулась Элэни, и вдруг пошатнулась. Фьярра испуганно дернулась и велела ей сесть за стол.
- Сиди уже, чудо, сама все сделаю.
Рэй снова пришел из лесу с ягодами, и Фьярра закатила по этому поводу целый скандал, но кашу ела охотно и с аппетитом.
Элэни же совсем не хотелось есть. Она ковыряла кашу ложкой и смотрела куда-то в сторону.
- Поешь. – Тихо сказал Рэй. – Завтра возьму тебя в лес.
После ужина девочку из дому не выпускали. Фьярра пыталась играть в детские игры, а Рэй где-то раздобыл лютню и музицировал в уголке. В конце концов, все уснули, и Элэни удалось улизнуть за дверь.
Ночь была темная, хмурая, страшная. По небу плыли серые изодранные облака, из-за них иногда выглядывали яркие звезды. Лес молчал – ни шороха, ни вздоха.
Элэни достала ключ из-под рубахи. Он светился белым светом в ее ладошках.
Вдруг за калиткой мелькнула темная тень
- Элэнлэссэ – позвал кто-то шепотом.
Элэни прижалась к двери спиной. Страх застыл комом в горле.
- Элэнлэссэ, открой – повторил кто-то так же тихо – я знаю, ты здесь. Я чую тебя.
Элэни не помнила, как оказалась у калитки, как открыла засов… снаружи ни кого не было.
- Иди за мной – шептали из леса и она пошла. Пошла на незнакомый голос, в чащу, во тьму, сквозь кусты и еловые заросли. Ветки царапали ей руки и лицо, но ключ все светился, будто он вел ее.
Она очнулась среди развалин храма. Она сидела на краю обвалившейся стены у обрыва и смотрела в небо. Вокруг сидели лесные вороны и глядели на нее.
Она встала, отошла от обрыва и спросила
- Где я?
- Где я? – ответило эхо.
Она пошла от обрыва между витражных стеклянных стен. Вороны следовали за ней. Она остановилась – они тоже, она пошла быстрее – они тоже. Она выбежала из храма и наткнулась на человека в черном драном плаще.
Он протянул руку, Элэни отпрянула, вжалась в стену.
- Не узнаешь меня? – прошептал человек. Девочка отрицательно помотала головой.
- Зачем ты пришла сюда, раз ты не помнишь меня? – человек подошел ближе, положил ладонь ей на лоб и посмотрел в глаза. Элэни замерла. Ей показалось, что они простояли так вечность. Вдруг он резко отвернулся, поднял руки к небу и прошептал
- не она… Это не она – шепот сорвался в крик.
Вороны бросились на девочку, она закричала, отбиваясь от когтей и клювов, но вдруг все остановилось., мир окутал белый свет, вороны исчезли, словно призраки.
- Трэй, Ворон Трэй, властитель чернокрылых стай, сколько лет ты живешь и ждешь моего возвращения?
Человек в плаще медленно обернулся, вглядываясь в девочку у стены.
- Я спрашиваю, сколько лет я спала? Отвечай, когда с тобой говорят.
- Прошло семь веков, госпожа. – Человек скрючился в неуклюжем поклоне.
- И ты посчитал меня кем-то другим?
- Прости госпожа, я от старости слеп.
- Ничего. Я устала и скоро рассвет. Не буди меня больше до срока, старый призрак.
-как пожелаешь.

Элэни проснулась на лесной опушке под ветвями дуба. Был уже вечер. Солнце неумолимо клонилось к горизонту. Легкий прохладный ветерок трепал ее волосы и промокшую рубашку. Было зябко. Девочка хотела прислониться к теплой печи и снова уснуть. Она пошла, ка ей казалось, на шум реки.
Лес становился все светлее и светлее и вскоре из-за деревьев и правда показался берег реки. Выйдя на берег, Элэни увидела дымную струйку выше по течению и со всех ног побежала к этой заветной струйке.

- Рэй, давай подождем еще ночь. Вдруг она придет? Вдруг я ошибалась? Подождем – стонала Фьярра стоя у двери.
- Я обошел весь лес в округе. Нет ее. Даже следов нет. – сказал Рэй, собирая вещи.
- Рэй, ну ты же сам говорил, то она другая. Говорил ведь.
- Я мог ошибаться.
- Рэй… - Рэй поднял голову и укоризненно посмотрел на Фьярру.
- ты хоть еды оставь – обреченно сказала она. – вдруг вернется.
- Оставлю. Седлай коней.

Элэни распахнула калитку, вбежала во двор. Было тихо. Она вошла в дом. На скамье лежал ее плащ, на столе – мешок пшеничной крупы.
- Рэй. – прошептала она сдавленным голосом и побежала к стойлу. Пусто.
- Рэй – крикнула она. Сердце безумно колотилось. Элэни рванула к реке, выбежала на берег и, что есть силы закричала.
- Рэй!

Рэй резко остановил коня, прислушался.
- Вот. Снова, слышишь? – спросил он спутницу. Фьярра не ответила.
- Рэй – прокатилось по волнам. Конь остановился, дернул ушами и посмотрел назад.
- Рэй… - прошептала Фьярра, взяв его за рукав рубахи. Он вздрогнул , вскочил в седло, и поскакал обратно к лесной избушке.
Он увидел ее издали, понуро бредущую к берегу. Он проклинал себя за то что чуть не оставил ее одну в диком лесу. Когда он распахнул дверь, девочка безвольно сидела на скамье, закутавшись в плащ, шептала чьи-то имена.
- Элэни, это ты? – спросил он.
Она посмотрела на него сквозь слезы, вскочила и рванулась к нему.
- Рэй, я испугалась, когда пришла. Вас нет, все пусто, тишина. Рэй, а где Фьярра? Она с тобой вернулась?
Он молчал.
- Рэй, а ты настоящий? – она вдруг отстранилась, пристально глядя на него. Он кивнул, не в силах говорить.
В дом вбежала Фьярра.
- Здесь! Жива! О, великие огненные реки! Она достала флягу, открыла, глотнула, поморщилась, уселась на стол.
- Ну вещай, красавица, где ты была три дня?
- Три дня? Я помню ночью вышла во двор, меня кто-то позвал, за тем разрушенный храм и вороны повсюду. Все руки мне исцарапали. Потом я проснулась в лесу, пришла, а вас нет. – Элэни снова заплакала. Фьярра прижала ее к себе, погладила по волосам…
- Глотни ка из моей фляжки.
- Я хочу уйти отсюда – неожиданно сказала Элэни.
- Завтра. Все завтра – тихо сказал Рэй. – а сейчас спать.

@темы: написательство, сказка об одуванчике.

18:26 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Рэй вернулся к вечеру, когда каша уже остыла. Он принес каких-то трав и ягод в своей сумке и еще дикого меду во фляге.
- А где мясо? – надулась Фьярра. – Где мясо спрашиваю? Хоть бы птичку подстрелил… Я ж не коза траву жевать!
- Нельзя сейчас мясо. – ответил Рэй – Весна еще.
- Вот какая разница весна – осень?
- Потому вас фьярвиннов и осталось мало, что вы не цените природу. Вам лишь бы сжечь все до тла.
-Да- да! И мя-аса, мяса по больше! – обрадовалась рыжая.
Рэй посмотрел на нее с сожалением и принялся есть остывшую кашу, по крошив в нее предварительно какой-то травы и ягод.
- Куда дальше отправимся? – спросила Элэни
- Пока тут поживем с недельку – Ответил Рэй.
- Раз так – затопи ка баньку, мы хоть с дороги отмоемся – Прожевала Фьярра.
Поздно вечером Элэни снова вышла во двор - поглядеть на небо. Здесь небо было совсем другим – звезды были ярче и крупнее чем дома, а ночь была изсиня-черная. Лес дышал прохладой и сырым тяжелым ветром, листья шептались между собой, изредка скрипели ветви, кричала птица где-то в глуши, всхрапывали кони в стойле. Эта ночь была особенной не понятной, тревожной.
Девочка достала из-под рубашки ключ. Он лежал на ладошке, поблескивая в темноте тонкими серебряными гранями, но несмотря на размеры почему-то казался таким тяжелым.
- Что же мне с тобой делать? – прошептала Элэни, сжав его в кулачке.
- Выбрось и забудь – послышалось из-за спины. Элэни спрятала ключ под рубашку и обернулась. На ступенях крыльца вразвалку сидела Фьярра. Она часто глотала жидкость из своей фляги и морщилась при этом.
- выбрось и забудь. - Повторила она – а лучше отдай мне. Я то точно от него избавлюсь.
- Почему?
- Ты даже не знаешь, что ты носишь на себе. Это же ключ Элэнлэсс – последней дочери ветра. Он убивает, девочка…. Ввергает в безумье и убивает.
- Нет…
-Или ты думаешь ты одна такая, кому был дан этот, чтоб его, ключ?! –Фьярра перешла на крик – Знаешь сколько я их видела бросавшихся с обрыва, вспоровших себе вены, исчезнувших в лесу, сошедших с ума просто от того, что они носили эту безделушку! – она встала, подошла, схватила Элэни за плечи – Отдай его мне или выкинь сама и я отвезу тебя к маме, папе, а если хочешь к этому твоему Дэльвигу. Только выкинь его пожалуйста…
Фьярра упала на колени и начала рыдать, впиваясь пальцами все сильнее и сильнее в плечи девочки. На крики выскочил Рэй. Он отцепил Фьярру и, успокаивая, повел в дом.
Элэни стояла в тишине. Не замечая, как по ее щекам медленно катятся слезы. Плечи болели. Девочка все еще чувствовала, как сильные руки Фьярры сжимают ее, впиваются в кожу до крови.
Весь следующий день они избегали друг друга. Фьярра сидела на скамье за столом, Рэй пропадал в лесу, а Элэни бродила по берегу, собирая ракушки и всякие камушки. Вода была теплая, так что девочка сняла сапожки, загнула брюки до колен и радостно бродила по колено в воде, напевая детскую песенку про лунный камень.
Лунный камень, Лунный камень,
Где тебя найти?
Нужно в полночь полнолунья
К речке Силь придти.
И тебе дорожкой к звездам
Станет вдруг она,
Камушек подарит с неба
Белая луна.
Лунный камень, лунный камень,
Как тебя искать.
Всем на свете очень-очень
Ночью надо спать.
Ну так распахни окошко
На ночь ты тогда
И тебе подарит камень
Белая луна.
- Что ты поешь?
- Рэй? Когда ты пришел?
-Я давно здесь. Слушаю вот. У вас поют такие песни?
- нет, просто мама пела в детстве. Вот запомнилось.
-а. понятно…
Они помолчали.
-Фьярра напугала тебя вчера?
- Нет.
Снова помолчали.
- она добрая. Не думай про нее…
- Я знаю.
Рэй поднял голову. Элэни стояла спиной к заходящему солнцу и пристально смотрела на него. Он встал, как загипнотизированный подошел к ней и обнял ни говоря ни слова.
- Я знаю. Ключ рассказал мне. – Рэй отпрянул. Элэни все так же смотрела – но ты не бойся ведь это я - Элэнлэссэ.
Этого еще ни кто не говорил ему. Ни одна из тех девочек, что были до не называла ее имени, не смотрела так, не была такой. «ключ сказал мне» - не было такого.
- Пойдем в дом, - сказал он, придя в себя, и взял ее за руку.
Горячая. Безумно горячая ладонь. Так было много раз. Он коснулся ее лба – горячий. Он взял ее на руки и понес в дом. Фьярра обреченно спросила
- началось?
Он кивнул, укутал девочку в три плаща, уложил на скамью, сел и выпил из фляги спутницы.
Фьярра медленно села рядом
- Что же делать Рэй? Что нам делать?
- не знаю, Ринэ. Не знаю.

@темы: сказка об одуванчике, написательство

18:14 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Был Светлый, солнечный день. Трое всадников ехали по лесу. Кони шли шагом мерно позвякивая подковами, люди молчали.
- Да сними уже свой капюшон! – Огрызнулась стройная огненно-рыжая девушка одетая в шерстяные штаны для верховой езды , куртку отороченную мехом и светлый шерстяной плащ.
- Нет – произнесла девушка, укутанная в светлый расшитый серебром плащ.
- Сними, хоть дорогу будешь видеть. Вот нам еще морока коня твоего вести за узду всю дорогу.
- не хочу.
- Да сними же! Или ты увечная какая? – Рыжая девушка потянулась к капюшону соседки. Та попыталась увернуться и капюшон упал сам, открывая заплаканное детское лицо.
- эй, ты чего? Я ж не хотела тебя обидеть. Чего реветь то? – спохватилась рыжая.
- Забудь. – ответила ее соседка и собралась упрятаться в капюшон снова, но рыжая опять начала болтать.
- А как тебя зовут?
- Элэни.
- Ты и правда красивая… И ладошки у тебя ма-аленькие.. Эй, ты, еще один хмурый друг, смотри какие у нее маленькие ладошки. – Рыжая схватила Элэни за руку и примерила ее ладонь к своей. Путник на черном коне повернулся и блеснул глазами из-под капюшона. – ну что ж вы какие все серьезные? – про бурчала рыжая себе под нос.
- Мы не хмурые – ответила Элэни – просто грустно расставаться с людьми к которым привязался, которых любишь…
- ты кого-то оставила в Лаоринне? О, это был парень да? Ты его любишь, да? Он красив, да?
- Нет. - Элэни вдруг поняла, что не хочет говорить ничего о Дэльвиге, о том кто он ей, что их связывало, и прочее.
- Значит все же любишь – грустно заявила рыжая. – Я знала… Что ж, значит у нас ни чего не получится, а я в тебя почти влюбилась… - вдруг она стала говорить громко – Ты такая краси-ивая и ладошки у тебя ма-аленькие.
- Фьярра, прекрати – тихо сказал всадник на черном коне.
- О, великий и мрачный владыка лесов подал голос – Засмеялась Фьярра. – ты сначала капюшон сними, потом командуй. А то идет похоронная процессия в белых капюшонах… Так и помереть с тоски не долго. И вообще, что тут в лесу разбойников нет? Эй разбойники, мы тут красавицу везем!
Прямо перед конем Элэни в землю воткнулась стрела. Он фыркнул, дернулся в лево и понес вперед. Фьярра рванула следом, схватила коня под уздцы и они остановились.
- Слазь. – хитро сказала она, надевая на Элэни капюшон. – приехали. Рэй, оставь меч в ножнах. Может нас проводят на ночлег в какую-нибудь деревеньку.
- Проводим, проводим,– Захохотал, выходя из кустов, огромный детина с молотом на плече. – Это ты что ль красавица?
- Ну я – гордо вскинув голову ответила Фьярра – а что, не подхожу под описание?
Детина оглядел ее с ног до головы и буркнул
- Старая… Ладно, давай золото, бриллианты, ну что там у тебя есть и проваливай… Мы с бабами не деремся – в кустах захохотали человек десять.
- Цыц! - Рявкнул детина и добавил поклонившись Фьярре до земли – не смущайте Даму.
- Тут такая история, мил человек – Улыбнулась она – нет у меня ничего выше перечисленного. Только пустая фляга из-под дурного русалочьего вина, так что взять с меня нечего.
- Врешь девка – улыбаясь ответил детина – богачку сопровождаешь. Вон как плащ серебром расшит. Продай ее нам и мы тебя отпустим.
- или себе оставим если понравишься – зашелся смехом кто-то из кустов.
- Эхе… вот ведь приключеньице…. – пробормотала рыжая схватив Элэни за руку – Рэй, неужто ты еще не всем там в кустах понравился?
Из кустов вышел Высокий черноволосый юноша с длинным шрамом на левой щеке.
- все можно ехать дальше – сказал он тихо, взобрался в седло, усадил перед собой Элэни, взял за узду ее коня и они двинулись в путь. – Фьярра, мы тебя ждать не будем.
Рыжая пафосно поклонилась опешившему мужику и вскочив на коня присоединилась к прежней компании.
- Долго Ты в этот раз – чуть погодя заявила она.
- Ну, ты сама просила не вытаскивать меч из ножен.
- можно я сяду на своего коня – вмешалась Элэни, но ее спутники были ужасно заняты пререканиями и возможно не услышали ее.
Вечер наступал быстро и уверенно. Элэни хотелось спать. Фьярра тоже зевала во весь рот и ныла, что пора бы остановиться. Рэй же был уверен, что сегодня же нужно перейти реку Силь, а потом свернуть влево и там остановиться до утра.
- А куда собственно мы едем? – спросила Элэни
- Что значит куда? – удивилась Фьярра - Куда ты указала, туда и едем.
- Ясно. А это далеко?
-К тому же и опасно. Ты велела нам ехать в заброшенные леса сильфаров. Не известно, какие зверюги там водятся. – вдохновлено ответила рыжая.
- Вот она, река Силь. – Тожественно заявил Рэй. – Дальше этого берега я еще не ходил по северным лесам.
- Скажешь тоже – буркнула Фьярра - я вообще здесь в первый раз. И никак не пойму. Чему тут восхищаться. Кусты, темно, дороги дурные – не башку, так ногу сломаешь - все шумит, кричит, шаркает – жуть.
- ладно, не ворчи, огненная наша… - улыбнулся Рэй, и его улыбка показалась Элэни до боли знакомой. – сейчас дойдем до середины реки, а дальше спустимся вниз по течению по воде. Придется идти пешком немного.
- Ты хочешь, чтобы я шла по воде?
- Да Фьярра, я хочу именно этого.
-Ты дьявол Рэйвэн Авэринн. Злобный лесной дьявол. – девушка продолжала ворчать, но слезла с коня и взяла его за узду.
Рэй снова улыбнулся и тоже слез с коня. Элэни же запретили слезать.
- Промокнешь, заболеешь, потом возись с тобой.- все еще ворчливо произнесла Фьерра.
Они пошли через реку в брод. Как и велел Рэйвэн повернули на середине в право и пошли вниз по течению.
Река Силь здесь была мелкой, но довольно широкой. Она текла из тех же северных гор, что и Тирин, но не была столь полноводной и величественной. Единственная ее достопримечательность – лунные камни. Силь несла их с самых вершин северных гор, и не было прекраснее реки, чем Силь в лунном свете, когда по дну ее бегали голубые и белые огоньки. В такие ночи на реке крутились собиратели лунного камня и всякие бродяги, певцы, сочинители.
Нынешняя ночь была не такой. В этот раз Силь спала, и ни кто не решался тревожить ее сон кроме трех путников идущих по ней.
- все. Я устала. Больше ни шагу по воде не сделаю. – Заявила Фьярра.
- еще не много осталось – прошептал Рэй.
- Все равно не пойду. И скажи мне, зачем мы путаем следы?
- За нами идут от самого Лаоринна. Фьярра давай позже я все расскажу сейчас пойдем. Я знаю, где тут можно переночевать. И девочка уже уснула. Не кричи, разбудишь. Будет спрашивать, Испугается.
- Да. Она совсем еще ребенок. Как так могло случиться, что она хранитель ключа небесного… Вдруг старейшины вновь ошиблись и в ней нет крови последней из рода Иллиора.
- не знаю.
- но тогда ключ убьет ее через семь дней. Она не сможет побороть его, как все кто был до нее, помнишь.
- Фьярра. Она единственная, кто ткнул в забытые леса. Из всех кто был до нее она …
- Она ревела всю дорогу из Лаоринна. Ты же слышал. Конечно, ей было все равно. Она даже не подняла головы, просто ткнула пальцем.
-Фьярра, хватит. Может ты и права, но что мы можем сделать, кроме как быть рядом с ней сейчас? Ее наверное лишили родителей, потом лишили того кто забрал и отдали нам. Что нам остается?
- Мы можем ей рассказать, можем выбросить этот чертов ключ в реку, пусть зарастет тиной. Я уже ненавижу его.
- Фьярра… - Рэй подошел к ней и обнял за плечи. Она расплакалась. – пойдем. Уже не далеко. Мы сможем пробыть там неделю и снова отправимся в путь. Хорошо?
Фьярра кивнула и не поднимая головы побрела следом.
Это был маленький деревянный домик с покатой крышей и резной дверью. Рядом было стойло для лошадей и баня. Внутри дома была всего одна комната с маленькими окошечками. У стен стояли три скамьи и каменная печь, посередине - стол. Больше ни чего не было.
Элэни уложили на одну скамью, две другие пододвинули к столу.
- Ну, давай выпьем, Рэй. – Горько сказала Фьярра. Она достала новую флягу с вином из походной сумки и протянула ее спутнику.
- Ты же знаешь. Я не пью.
- Дава-ай – протянула она – за то, что так далеко мы еще не заходили.
- хорошо. – Ответил Рэйвэн и достал флягу с водой – но я буду пить из своей фляги.
Фьярра хохотнула, фляги щелкнули друг о друга, Ночь подходила к концу.
Она проснулась когда солнце уже стояло в зените. И первое, что она услышала – был дружный храп ее спутников, обнявшихся лежа на столе. Впервые за всю дорогу девочка улыбнулась, глядя на их умиленные лица.
Фьярра разлеглась во весь стол, раскинув руки в стороны, Рэй, сжавшись на краю стола и обнимая ее за талию, уткнулся носом ей в грудь. Его длинные черные волосы падали на скамью словно струи воды. И лицо его было очень красиво – почти идеально. Фьярра была смуглой, медно рыжей, коротко остриженной девушкой лет двадцати. На ее фоне Рэй казался почти белым.
Первым проснулся Рэй и спросил, не слышала ли Элэни его пьяных бредней. Элэни ответила что не слышала. Он долго извинялся не известно за что, потом сказал, что пойдет в лес и пропал за дверью.
Элэни вышла во двор. Лес вокруг был чудесен: отовсюду слышались птичьи голоса, вокруг за не высоким заборчиком из частокола были огромные древние деревья, по ним бегали белки, и другие мелкие зверьки, с ветки на ветку перелетали птицы и большие и маленькие. Лес жил.
Элэни взяла пару заготовленных кем-то полений и пошла топить печь. Фьярра еще спала и, улыбаясь, что-то бормотала не внятно.
Элэни принесла еще пару полений и развела огонь в печи. У стены нашелся чугунный котелок, а в походных сумках – пшеничная крупа. Элэни сходила за водой и поставила готовиться кашу. Потом покопалась в сумках и нашла свою старую одежду – коричневые шерстяные брюки и свободную мужскую рубаху до колен. Это была рубаха Дэльвига. Элэни всегда закатывала на ней рукава до локтя и подпоясывала по талии шерстяным плетеным поясом, оставшимся от матери. Теперь все это имело какое-то странное значение. Все эти вещи будто бы делали девочку сильнее, ей казалось, что эти люди с ней – здесь, рядом и стоит ей только позвать, как Придет Дэльвиг, положит свою большую ладонь ей на голову и скажет… Элэни вздрогнула
-Ага. Испугалась? – Довольно заявила Фьярра и потрепала девочку за волосы. – А где Рэй?
- в лес пошел сказал.
-Ясно, значит охотиться. Ммм. Он печь затопил?
-Нет. Я.
- А ты молодец – Улыбнулась Фьярра. – расскажи о себе, пока ждем его.

@темы: написательство, сказка об одуванчике

14:20 

" нам с тобою нужно быть птицами, а иначе зачем нам быть?"
Элэни проснулась от собственного крика. Это была уже не первая ночь, проведенная вот так – в роскоши, спокойствии, но без сна.
Лаоринн был и правда прекрасным городом.
Наверху, над головой сияли проходящие сквозь воду солнечные лучи, под ногами были мягкие песчаные дорожки, а вокруг были дома разных форм и высот. Днем сияло небо, переливаясь перламутром лучей, а ночью теплым золотом светились дорожки.
Жители города тоже немного отличались от людей. У них была белая матовая кожа, Длинные волнистые волосы пепельных оттенков и большие выразительные светлые глаза. Они были божественно красивы и грациозны.
Лайна, девочка, жившая с Элэни и Дэльвигом по соседству, была как раз коренной жительницей города. Она часто забегала к Дэльвигу и просила, чтобы он рассказал о внешнем мире. И Дэльвиг рассказывал и рассказывал. А Элэни сидела в уголке и завидовала этой тоненькой хрупкой девочке с волосами цвета платины и огромными зелеными глазами.
Элэни боялась Лайну. Ей казалось, что эти глаза видят все. Все, что происходит в душе, все, что было, все чего не было, но чего очень хотелось бы.
На этот раз, Элэни была дома одна, когда Лайна пришла.
Дэльвига нет – виновато пробормотала Элэни.
А я не к нему – напевно произнесла Лайна. – я за тобой.
Она взяла Элэни за руку и потянула ее из дому. Элэни не сопротивлялась. Она первое время даже успевала бежать за Лайной, девочка двигалась очень быстро, но через некоторое время выдохлась и остановилась.
- Постой, дай отдышаться!
- А Дэльвиг сказал, что ты дитя ветра – разочарованно произнесла Лайна.
- Дэльвиг пошутил. – улыбнулась Элэни и подумала про своего спутника много не хорошего….
- А куда собственно ты меня ведешь?
- На окраину города. Идем скорее, мы опаздываем.
Вокруг старинного храма на окраине Лаорина было полно народу. Девочки с трудом протиснулись через толпу и зашли через маленькую калитку в подсобные помещения….
Там бегали, суетились, кричали. Лайна провела Элэни вверх по лестнице и они вошли в светлую комнату с огромными оками-арками выходящими на толпу.
- Одевайся, - сказала Лайна, кинув Элэни в руки легкое белое платье с серебристой вышивкой у ворота и по рукавам, затем залезла в сундук и достала серую накидку, расшитую все той же серебристой нитью. – Старейшинам было видение, что ты должна получить ключ небесный и увезти его далеко отсюда. К тебе будут приставлены двое стражей, и вы отправитесь на восток через Скалы Элифлирдэн…
- Дэльвиг поедет со мной?
- Дэльвиг уехал сегодня утром.
Элэни побледнела. Как он мог уехать, не сказав ни слова. Слезы наполнили глаза. Девочка села на пол, прижавшись спиной к стене. Лайна стала ее успокаивать, говорила что-то о жизни, о счастье, но Элэни не слушала, точнее не слышала ее.
- Все. Довольно слез – неожиданно резко сказала Лайна. - Дэльвиг уехал, ни чего не сказав, потому что знал, что так и будет. Пойми же, так будет лучше для вас. Одевайся.
Впервые в жизни Элэни была покорной и сговорчивой. Ее одели, причесали пшеничные кудри, накрыли светлым плащом, чтобы не было видно лица, и вывели в храм.
В храме было много не знакомых людей, и все они смотрели на маленькую девочку из глухой деревни фьеннов, которую вели под руки две линвэрские красавицы, одетые в полупрозрачные синие болохоны. У алтаря стоял жрец культа плачущей девы. Он читал тоненьким голоском что-то на своем языке. Элэни подвели к нему и тихо велели, раскрыв ладони, подать ему руки. Жрец произвел какие-то пасы руками, и на ладонях девочки возникла серебряная цепочка с маленьким резным ключиком на ней. Девушки аккуратно взяли цепочку и надели на Элэни. После ее вывели во двор, где стояли трое коней – былой, рыжей и черной масти – усадили верхом на белого.
Следом за этой процессией вышли двое, взяли под уздцы двух остальных коней и коня Элэни и повели их через город. Следом шел почему-то притихший народ, а те, кто не успел в храм, выстроились вдоль главной дороги и бросали под ноги полынь. Считалось, что наступившего на полынь минуют беды в пути.
Всю дорогу Элэни смотрела на седло и серебристую гриву коня. Она уже не плакала. Ей было все равно, что случится, но проезжая мимо строения, которое так долго было ее домом, она все же посмотрела в его сторону, и ей показалось, что в толпе мелькнул знакомый силуэт в темно-зеленом плаще, расшитом знаками воды и ветра.
Дальше были ворота, лестница, хрустальные берега – все это казалось странным сном, от которого невозможно очнуться. Кто-то сунул Элэни карту под нос и насмешливо, низким женским голосом сообщил
- Ткни пальцем, деточка. Куда ткнешь – туда поедем.
Девочка послушно тронула пальцем карту.
- Эхе… Это ж Дремучий лес! – все так же насмешливо заявил кто-то.
- Едем – Велел жесткий мужской голос, кто-то снова взял под уздцы коня Элэни и они поехали по дороге на восток.

@темы: сказка об одуванчике, написательство

Ветер северных дорог

главная